Записки одного человека

11-05-2009
Автор: Смерть в капюшоне      

Глава 1

1

Я рос, заодно с ребятами со двора, заодно со своими одноклассниками, заодно с теми, кто учился со мной в музыкальной школе, куда меня отдали в семь лет. Рос не спокойным ребенком, озорным, вечно попадая в какие ни будь истории.
Из музыкальной школы меня выгнали, когда мне было десять лет, за то, что сломал пианино. В одиннадцать лет выгнали из общеобразовательной школы, за не покорность порядкам, царившим в ней.
Надо сказать, что с детства во мне была душа революционера. Но отнюдь не в коммунистическом смысле этого слова. Мне просто всегда хотелось бороться за правду, которую я в своем детском мозгу себе рисовал. Когда мне исполнилось двенадцать лет семья моя, а точнее я и мать, переехала жить в Москву. Меня устроили в новую школу. У меня появились новые друзья. Стали жить.
Московский уклад жизни меня немного раздражал. Пусть я был еще очень молод, но все же некоторые вещи понимал. Раздражало, что в Москве не принято, ходит с ночевкой в гости, как делали у нас в Тюмени. Так же не нравилось мне московская экономия, считал москвичей жмотами ( пока не узнал некоторых из них по ближе, но это позже.) Испытывал ностальгию по сибирскому краю, даже по стойкому сибирскому морозу, ибо он куда лучше, чем вечная, московская сырость и слякоть, которая с детских лет вызывала во мне депрессию.
В тринадцать лет меня выгнали из московской школы за то, что подрался с сыном завуча. Устроился в новую, пообещав маме, что в этот раз неприятностей со мной не будет. Так оно и было. Но не долго. Спустя пол года выгнали и оттуда. Причина - не уважительное отношения к учителям и школьным порядкам.
Естественно, что мама была расстроена и теперь могу понять, как трудно было ей, но тогда не понимал, был эгоистичен как большинство детей. Был обижен на весь мир. Мать в порыве страсти наговорила мне множество обидных вещей, в том числе сказав, что ей стыдно иметь таково сына. На улицу выходить запретила, ушла на работу и закрыла дверь с внешней стороны. Тогда и пришла, впервые в мою голову мысль о самоубийстве. У меня было ощущение, что я брошен всеми, и никто не хочет меня понять, и казалось, что жить больше незачем и не для кого. Мысль о самоубийстве показалась безумно сладкой. Вот умру – думал я – и все вы пожалеете, поймете, как мне было трудно, но будет поздно.
И вот я начал усиленно думать: как бы покончить жизнь самоубийством.
Как делается петля я еще не знал и самым очевидным способом для меня был – прыжок из окна. Особо понравилась мысль о том, что перед смертью узнаю, что такое летать.
И вот я открыл окно и посмотрел вниз с седьмого этажа. «Лететь прилично – подумал я – Тем лучше. Сразу наверняка»
Работал телевизор. По телевизору два депутата о чем- то спорили, их спор вызвал у меня еще большое желание прыгнуть, так как я понял, что никому абсолютно нет никакого дела до меня. У всех свои проблемы. Я со злостью выключил телевизор и встал на подоконник. Вдруг стало страшно, что будет больно, но я успокоил себя мыслью, что больно будет всего секунду, а потом… тишина. Я уже было, решился, как вдруг вспомнил, что надо написать предсмертную записку. И я написал записку. Вот она:

Не хочу больше жить. Никто меня не понимает. Я один. Мне больно. Сил терпеть эту боль нет. Что ж может быть, когда меня не станет, вы поймете меня. Но будет поздно. Может быть на мою смерть никто не обратит внимания и все будут дальше жить своей жизнью, но мне все ровно. Я ухожу. Прощайте.

(эгоистична) Записка еще больше вдохновила меня на прыжок. Я встал на подоконник и приготовился прыгать, как вдруг услышал голос снизу. Кричала соседка. Старенькая бабушка Зоя Никитична.
- Максим! Ты что ли? Чего встал там? Высоко. Разобьешься!
- Я окна мою – сказал я растерянно
- А ну полезай обратно! Окна он моет! Сдурел, что ли! Кто так окна моет?! Шею себе сломаешь! Залезай обратно!
Я хотел сказать, что это не ее дело, но ничего не сказал и залез обратно в квартиру. Подошел к другому окну, слегка отодвинул шторы и стал смотреть за Зоей Никитичной.
Ждал пока она уйдет. И уж тогда мне никто не помешает.
Зоя Никитична скрылась за поворотом, и я опять направился к открытому окну. Встал на подоконник, посмотрел вниз, но прыгать расхотелось. Толи Зоя Никитична на меня повлияла (спасибо ей) толи еще, что- то. Как бы там ни было, но прыгать я не стал. Закрыл окно, а записку сохранил на память.
Вечером пришла мама, и мы с ней помирились.


Глава 2

1

Прошло несколько лет с первой моей не состоявшейся попытки самоубийства.
И вот мне уже семнадцать и я впервые влюблен.
Я влюбился в свою одноклассницу. Звали ее Юля. Необыкновенной красоты девушка, встречаться с которой мечтало пол школы (пол школы, а не вся, потому, что вторая половина школы была женского пола). Я целыми днями убивал время в мечтах и планах о том, как завтра я увижусь с ней и о чем мы будем с ней говорить, как я буду смотреть на нее и каким взглядом она будет отвечать мне. Когда же наступало завтра, и я приходил в школу, то вел себя далеко не так как рисовал в своих мечтах. Когда вызывали к доске – краснел, зная, что она смотрит на меня, хотя в принципе я натура не стеснительная. Иногда подходил к ней с каким-нибудь глупым вопросом, и опять же: как дурак краснел.
Вообще первые мои покраснения стали появляться в семнадцать лет. Причиной была Юля. С тех пор, краснею периодически, когда попадаю в глупые ситуации. Но это лирика, не о покраснениях сел писать. А сел писать я об этом:
Симпатия моя к Юле росла с каждым днем, а взаимности я не видел никакой. Она просто не обращала на меня внимания, впрочем, как и не обращала внимания ни на кого в школе.
Так я и мучался, до одного прекрасного дня.
Была весна. Май. Конец учебного года. Урок литературы. И я вызвался прочитать стихотворение собственного сочинения. Учительница литературы была приятно удивленна тем, что я пишу стихи, так как по мне этого не скажешь, и с удовольствием вызвала меня к доске. Я вышел к доске и, оглядев класс печальным взглядом начал:
Я чист, я чист еще быть может
Не потерял еще лица
И пусть мне небо синее поможет
Собою оставаться до конца
Я не хочу прогнуться под теченьем
Которое не искренность несет
Нет я хочу проникнуться стремленьем
Творить добро идти всегда в перед
И улыбаться если худо
И целовать того кто был не прав
Пусть толку в этом мало будет
Но я таков, таков мой нрав
Обиды помнить я не буду
Но буду помнить тех кем дорожил
Чтобы сказать любимым людям
Я вас любил, я вами жил
Я чувства нежные взлелею
И буду в том не победим
И буду знать что я любить умею
Пусть даже если не любим


Я закончил и посмотрел с грустной улыбкой на портрет Есенина, висевший на стене. (И Есенин сказал мне - Молодец)
Учительница была в восторге от стихотворения, но все же недоверчиво спросила:
«Точно сам сочинил или прочитал где то? Сам говоришь…ну если это так, то считай, что четверка в четверти тебе почти обеспечена. Садись Максим. Молодец. Удивил»
Но комплимент учительницы меня не волновал, что меня волновало, так это реакция Юли,
так как стихотворение это я посветил ей. Естественно я этого не объявлял.
Хоть и волновала меня очень ее реакция, а смотреть на нее я боялся. Боялся, что мое стихотворение не произвело на нее никакого впечатления.
Я сел за парту и сидел молча, не смея поднять головы, чтобы посмотреть на нее. Так и просидел до конца урока. Прозвенел звонок, и я первым покинул класс. Урок был последним, и я направился вон из школы. Настроение было ужасное. Я думал, что она надо мной смеется. Я жалел, что прочитал стихотворение. Почему то мне было стыдно, и я желал уйти подальше от этой школы. Я прибавил шаг и шел, не разбирая дороги.
Я услышал, мягкий голос за спиной
- Стой
Я обернулся. Передо мной стояла она. Я не верил своим глазам. Она стояла и улыбалась мне.
- Куда ты так побежал - сказала она, мягко улыбаясь – Кое- как тебя догнала
Она видимо ждала, что я что-нибудь скажу, но я молчал. Слов не было. В горле ком.
- Я в восторге от твоего стихотворения. Я…Я думала ты другой, не такой. Неужели ты…? Ты…
- Что я? - ответил я, не понимая, что она хочет сказать, и, радуясь тому, что она вообще со мной разговаривает
- Неужели ты такой?
- Какой?
- Такой. Такой как твои стихи. Или…Или ты подлец и вовсе не писал этих стихов, а просто взял чужие?- Она посмотрела на меня вопросительным взглядом, а мне в эту минуту ужасно хотелось ее поцеловать. Я стоял молча и улыбался.
- Ну? - она снова вопросительно посмотрела на меня.
- Что ну? Подлец я или нет? Об этом судить не мне, но стихи мои.
- Не врешь?
Я повернулся к ней спиной и медленно пошел, обижаясь на ее не доверие.
- Ну, стой. Ты куда? Прости. Я просто не думала, что ты можешь так чувствовать. Я просто не знала…
- Я и сам не знал - сказал я усмехнувшись
- Как это?
- Просто. Жил спокойно, стихов не писал. Пока не появился человек, который пробудил во мне вдохновенье. Пока не настал момент, что не написать стихов было не возможно.
Пока не появилась она… - Я горько усмехнулся
- А она слышала твои стихи?
- Да
- И что? Ей понравилось?
- Вроде да – я достал сигарету и закурил
- И как она к тебе относиться – я поражался ее любопытством.
- Никак – сказал я и сделал глубокую затяжку - В упор меня не замечает.
Ее брови сгустились, и лицо приобрело слегка сердитый вид
- Значит она бесчувственная дура – сказала она с горяча
Я засмеялся.
- Нет. Ты не права – сказал я, весело улыбаясь – Она чудо
- Ну не знаю, …не знаю… А я ее знаю?
- Знаешь
- Можешь сказать мне, кто она?
- Ни за что – сказал я жестко, и подумал, что сказал слишком жестко
- Почему? – сказала она слегка обижено
- Потому что эта девушка ты. – Сам не знаю, что заставило меня сказать это. Она стояла и смотрела на меня ошарашиными глазами. Ее реакцию я понял как - негодование Я подумал, что зря сказал ей это. И на душе стало, невыносимо горько.
- Извини – сказал я тихо, развернулся и пошел прочь.
- Ты куда? – спросила она меня, когда я уж думал, что все потеряно. Я повернулся. Она смотрела мне в глаза и улыбалась, но улыбалась уже по-другому. Никогда я не видел, чтобы она так улыбалась.
- Не знаю – ответил я, ничего не понимая – Прямо
- Я с тобой. Давай погуляем
- Давай

2

Началось. Мы стали гулять вместе каждый раз после школы. Разговаривали на разные темы, я ей рассказывал свои стихи и не было в моей жизни большего счастья, чем быть с ней. С каждым днем я влюблялся в нее все сильней и сильней и я этого боялся. Я боялся утонуть в своих чувствах. Я боялся, что она относиться ко мне лишь как к хорошему человеку, с которым ей приятно общаться. Я не знал ее чувств, и это неведение было подобно муке. Я хотел знать, но спросить боялся. Боялся рассеять тот мир, который я создал в своем воображении. Мир, в котором жил я и она. Наш мир. Мир нашей любви.
Но как бы не был прекрасен тот мир, мне надо было знать правду. И если она горька, то быть тому. Лучше знать не желательную правду, чем упиваться пьянящей иллюзией.
В общем, я понял, что так больше нельзя. Надо было поставить конец этой неопределенности, и я решился.
Была перемена и наш разговор зашел о птицах. Точнее она говорила о том, что ей нравиться как весной птицы начинают свои песни предвещая лето, а вместе с ним тепло и любовь. И я сказал ей пойдем.
- Куда? – спросила она
- Сейчас узнаешь.
В нашей школе был уголок природы. Находился он на третьем этаже в большем кабинете.
Я знал, что там много клеток с разными птицами. Названий птиц не знаю, но птицы там были всякие. У меня был ключ от этого кабинета. Еще за неделю до этого я и мой друг Слава временно выкрали связку ключей у классной руководительницы, и сделал на все ключи копии. Нам это надо было для того, чтобы выкрасть ответы на экзаменационные вопросы. Ключи мы потом положили обратно, а копии остались. В общем, через день ответы на экзаменационные вопросы были у нас в кармане. Но сейчас не об этом.
Я привел ее на третий этаж и стал открывать дверь кабинета, в котором располагался уголок природы.
- Что ты делаешь? – испуганно спросила она
- Ты любишь птиц?
- Да
- Верь мне…
Я открыл дверь, мы вошли внутрь. Внутри стояло множество клеток с птицами. Птицы были разные. Даже было пару попугаев.
- Давай их выпустим – сказал я
- Ты что – это незаконное проникновение ее видимо пугало
- Давай подарим им свободу…Смогла бы ты жить в клетке?...Давай… А?
- Нас отчислят
- Не отчислят
Не помню полностью разговора, но факт в том, что через минуту по всей школе летали десятки птиц, а я смотрел на нее и смеялся. Сначала ей было вроде не до смеха, но потом она тоже стала смеяться и сказала мне, что я сумасшедший.
- Я знаю – ответил я
В школе был полный хаос. Птицы были всюду. Залетали во все кабинеты, гадили, а пару птиц вообще поразбивали окна. И вот спустя пять минут я и Юля стояли в кабинете директора. Три сердитых пары глаз пожирали нас. Три женщины. Директор и два завуча. Кто- то видимо настучал.
- Как это объяснить? – строго спросила директорша
- Вольнов!!! Я тебя спрашиваю!.....Как это объяснить!?
- Лишь, одним словом Ольга Федоровна. Лишь, одним словом.
- Каким?!
- Любовь! – сказал я торжественно, повернулся к Юле и поцеловал ее при всех. Она не была против. Три массивных женщины открыли свои рты от удивленья.
- Я все знаю…Я натворил глупостей, но любовь делает с людьми не вероятные вещи!
Люди, испытавшие любовь делали вещи и поглупей, люди воевали из за любви, люди гибли…И пусть меня отчислят, я не пожалею, будь у меня возможность вернуться назад во времени, я бы сделал то же самое. И если вы этого не понимаете, то отчисляйте меня, я плакать не стану. Но прошу вас…Прошу вас не отчисляйте Юлю, она не при чем. Я виноват. Я!
Я не верил в успех своей речи, но она сработала. Три взрослых женщины прониклись моим чувством. Завуч Елена Анатольевна даже пустила слезу. Невероятно. Меня не отчислили. Меня поняли. Видимо никому не чужда любовь.

После занятий меня и Юлю заставили убираться в школе, после погрома, что учинили птицы (которых к тому времени уже поймали)

Так начались у нас отношения, в которых уже не было неопределенности. В этот же день Юля сказала мне, что тоже любит меня. Я был самым счастливым человеком на земле.

3

Дальше было все! Настоящая сказка для двоих. Дни текли с невероятной скоростью, и каждый из них не был похож на предыдущий, но настал день особенный. Седьмое июня.

Я привел Юлю к себе. Мамы дома не было. Она была в Ялте по работе. Мы зашли в зал.
Посреди комнаты стоял маленький журнальный, стеклянный столик на котором стояла открытая бутылка красного краснодарского вина и фрукты. Горели свечи. Все это было организовано по специальному случаю. Дело в том, что все это я подготовил, так как хотел достичь интимной близости с Юлей. То есть я и так мог это сделать, без вина и свеч, но мне, почему- то казалось, что так будет романтичней. Казалось, что так будет легче для нее. Я был молод, можно понять. В общем, все было готово.

Мы сидели и смотрели друг на друга. Без слов. Она прекрасно понимала, зачем накрыт стол и горят свечи, и прямо смотрела мне в глаза. Смотрела преданно. И как бы этим взглядом говорила мне, что незачем было устраивать эту романтическую комедию, она итак меня любит и только меня, от того полностью мне верит и считает, что я именно тот мужчина. В ее глазах также была грусть. Не страх, не сожаления, а именно грусть. Тогда эту грусть я истолковал не правильно. Я думал, что это связано с тем что она боится первого раза. Позже я узнаю истинную причину этой грусти, но это позже. А сейчас я целовал ее. Вдыхал не с чем не сравнимый аромат молодого, нежного тела, тела еще не знавшего плотского греха. Любимого тела.

Я сказал ей, что если она не готова, то я настаивать не буду, но она сказала мне, что сама очень хочет. Это было прекрасно. Настолько прекрасно, что описывать это нельзя. Это касается только нас…

Она лежала у меня на груди, я курил и выпускал дым в потолок. Я был счастлив. Впервые за свой пусть и не большой, но все же сексуальный опыт, мне не хотелось убежать от девушки после самого акта. Обычно, после того как секс закончен, мне всегда хотелось испариться. Исчезнуть. И меня убивала та мысль, что после секса девушке обязательно надо сказать приятное слово, поцеловать. Я утолял свое желание, а когда оно было удовлетворено, между нами не оставалось больше ничего общего. Посторонние люди. И целоваться и обниматься после секса мне казалось притворством, а я парень честный.
С Юлей же было все иначе. Мне не просто не хотелось исчезнуть, а мне очень хотелось быть с ней рядом, ощущать тепло ее тела. Причина тому видимо любовь. Первая любовь. Настоящая.

Вечером я проводил ее до дома. Перед тем как зайти к себе в квартиру она заплакала. Обнимала меня и плакала. Прижималась головой к моей груди, потом поднимала голову, смотрела в глаза и начинала целовать мое лицо, все, без разбору. Я спросил ее, почему она плачет. Она сказала, что просто очень любит меня и не представляет своей жизни без меня. Я сказал ей, что тоже безумно ее люблю, и что в ней вся моя жизнь, и что если не будет ее, не будет и меня. Мы еще постояли вместе чуть- чуть, а потом она ушла…

Когда я возвращался домой, на душе было не спокойно. Наверное из- за ее слез. Я пришел домой и выпил бутылку вина, к которой мы не прикоснулись. Потом долго не мог заснуть.
Лежал на кровати и вдыхал Юлин аромат, который остался на подушки и почему- то тоже плакал. Так я ее любил.

На следующий день у меня были дела. Надо было, встретится с маминой знакомой, и передать ей какие то бумаги. Мы встретились в кафе. Мамина знакомая была девушка лет тридцати пяти с приятной внешностью и похотливыми глазами. Я должен был лишь передать бумаги, но она попросила меня посидеть с ней и попить кофе. То и дело, она постоянно давала мне намеки. Мы просидели около часу. В конце она предложила поехать к ней, якобы чтоб посидеть попить вина и чтобы я почитал ей свои стихи ( о том что я пишу стихи видимо рассказала ей мама, может быть даже не без гордости)
Мне было не ловко. Неловко не в том смысле, что я ее стеснялся, а в том, что мне было не
ловко отказывать ей. А не отказать было нельзя, я любил Юлю и никого вокруг не замечал. В результате я сказал, что сегодня у меня еще одна встреча и я буду до вечера занят, она предложила мне встретится вечером, я сказал что позвоню ( естественно я звонить не собирался)

После встречи я немедленно направился к Юле. Очень хотел ее видеть. Жить без нее не мог. Зашел в ее подъезд. Бегом забежал на пятый этаж, чуть отдышался и позвонил. Жду… Позвонил еще раз. Не открывают. Подождал возле двери около часу. Никто не приходил. Пришел домой. Звонил весь вечер на телефон. Никто не брал. Я смирился, успокаивая себя мыслью что, наверное, она уехала на дачу. На следующий день опять приходил. Никого. А еще через день соседка сказала, что они съехали с квартиры и вроде как эмигрировали, по-моему, в Канаду. Адреса, телефона не оставили. Ничего…

4

Шок! Я шел по улице, начинался дождь. Мелкий. Меня бросили. Причем самый любимый человек, самым жестоким образом. Ни слова. Ни записки. Просто исчезла. А два дня назад плакала, клялась в любви… Я ничего не понимал, кроме одного: ее больше нет, по крайней мере, для меня. А я? Еще вчера я говорил, что моя жизнь без нее невозможна…
Я не врал. Я был убит. В глазах мутнело от слез, я шел куда то, не понимая где я, мимо каких то людей, не разбирая их лиц, размытых как будто дождем. Полное помутнение в голове. Меня стошнило. Я шел дальше. Не знаю, сколько времени я шел, но когда я опомнился, была глубокая ночь, молодой месяц, легкий дождь. Я стоял на большем мосту. (им. Маяковского? )
Что ж еще? Конечно, прыгать. Как жить? Где смысл?

Я перелез через перила и встал на маленький мостовой карниз. Закурил сигарету, последнюю… Снял кожаную куртку и выцарапал на ней ключом от квартиры : «Мама прости»…

Я услышал резкий визг тормозов. Обернулся. В метрах двадцати от меня притормозил белый, новый, Мерседес с круглыми фарами. Из задней двери вышла девушка лет тридцати - тридцати трех и с размаху хлопнула дверью. Пошла вперед. Сделала пару шагов, и Мерседес ее догнал. Открылось окно и мужской голос ей, что- то сказал.
Она громка, послала его на три буквы, вдобавок обозвала козлом и еще как- то.
После чего Мерседес с бешеной скоростью стартовал с места и исчез. Девушка шла в направление меня. Несмотря на мое состояние, это происшествие заставило меня отвлечься. Девушка приближалась. Я смотрел на нее. Она подошла совсем близко.

- Что смотришь? - спросила она – Любопытно?
- Да нет… Просто
- Просто??? Вот просто и смотри в другую сторону…
Она пошла дальше. Спустя пару шагов развернулась и снова направилась ко мне.
- Угости сигаретой, пожалуйста - сказала она уже совсем другим тоном. В этот момент она показалась мне красивее, чем до этого. Я достал пачку и дал ей сигарету.
- А ты? – спросила она
- Что я?
- Ты курить не будешь?
Я пожал плечами
- Не знаю…Буду – я достал сигарету и закурил
- А что ты там встал за перилам?
- Так…просто
- Прыгать, что ли собрался?
- …Да
- Почему?
- Какая разница?
- Из за девушки что ли?
- …Не важно
- Это того не стоит
- Откуда вам знать?
- Поверь мне…
- С какой стати?
- …Это долгий разговор…поговорим в другом месте, перелезай.
Я стоял на месте и ничего не понимал. Она засмеялась.
- Ну что ты встал там, еще без куртки, простынешь, перелезай.
Я перелез…
Через пять минут я ехал в такси с кареглазой брюнеткой, лет тридцати, в неизвестном направление и, похоже, мне это нравилось...

Советуем прочитать еще публикации по теме:

Laiones (26-05-2009, 00:33)

классно \(^_^)/ . тебе книги писать надо=)))
Laiones

Личный_сорт_героина (24-05-2009, 13:33)

супер...просто супер
Личный_сорт_героина

xX-Dangerous-Xx (24-05-2009, 00:00)

Автору респект и уважуха.Сразу видно книг ты много читаешь smile
xX-Dangerous-Xx

ЕмОчКа=))) (21-05-2009, 22:56)

Классно!!! Хочу продолжение...
ЕмОчКа=)))

ash_tray (21-05-2009, 11:11)

да кстати чел пиши!! оч круто)) тем более если чувствва были реальны))) красавец!!
ash_tray

X_mentallyill_X (18-05-2009, 15:21)

отлично
X_mentallyill_X

Geast (16-05-2009, 21:50)

а можно ссылочку на проду, а?
ну пожаалусто)))
Geast

ВиКкИ (15-05-2009, 21:35)

а мне кажется продолжения здесь не нужно. а так рассказ интересный)))
ВиКкИ

МурЯ (14-05-2009, 20:41)

Отлично. Замечательно.
Плевать на продолжение =)
МурЯ

Мишевый Плюшка (14-05-2009, 20:05)

отлично) не уверенна что продолжение есть, но если да, то очень буду ждать.
Мишевый Плюшка

Алекс Banny (14-05-2009, 17:46)

Блин, слов, нет! пиши продолжение, очень интересно что будет дальше
Алекс Banny

Я есть Я (14-05-2009, 17:14)

ПИШИ ПРОДОЛЖЕНИЕ!
Я есть Я

КиЛ (14-05-2009, 16:39)

ПИШИ БЕГОМ ПРОДОЛЖЕНИЕ!!!побольше бы таких парней...ПИШИ ГОВОР!ДАВАЙ!В ТЕМПЕ!!ЖДУ!!!
КиЛ
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100
File /engine/modules/debug.php not found.