Умереть – не худший способ провести вечер субботы. Часть 1

8-05-2009
Автор: AaRON      

«Тихо.
Шшшшш…
Прислушайся.
Она разливается совсем близко. Ещё не коснувшись, просачивается внутрь.
…Ещё чуточку тише. Шшшшш…
Съедает орган за органом. Заменяя холодом.
Сквозь таящее дыхание слушай,… Она кружит рядом.
Мутными мыслями, абстрактными… Ещё немного.
Не дыши. Слушай… Сквозь далёкий рокот города. Проникай…
К сердцу холодными занозами.
Боли нет, нет разума. Слышишь.
Внутри тишина. Мягкая. Дыханием младенца спящего. Шшшшш…
Не думай. Не чувствуй. Не тревожь её.
Ты тоже тишина. Не слышь себя. Сливайся…» - мелькало у неё в мыслях.
Улыбка не покидала её лица, тая и вспыхивая вновь, словно переливаясь сквозь сумерки, красящие мир серым. За окнами, кипел ночной город, кишащий тремя миллионами жизней.
Здесь же по комнате стелилась тишина, прячась от острых звуков и чьего-то неуместного гогота по соседству, совсем рядом.
Внушительного вида динамики молчали, сердца их мембран не бились, глубокое дыхание басов стихло. Теперь сквозь них лилась тишина,…Неспешно окутывающая весь её маленький материальный мир. Немного техники, немного мебели и гитару. Пачку сигарет в мягкой упаковке, заброшенную, как когда-то любимую игрушку в детстве…
"А знаю ли я, что жива?
помню ли я об этом?
…Помню, какое в этом счастье…
Счастье просто быть живой. Сегодня, сейчас.
Среди безумия и бездумья, среди злобы, отчаяния и страха, я помню, что я жива? Не забываю ли, об этом?
Не забываю улыбнуться своей жизни утром за чашкой кофе, прежде чем отдать очередной день на растерзание вечному процессу решения проблем?
Я так часто забываю…
Так часто…
Так часто закрываюсь, так часто я ношу не свою маску, что не помню собственного истинного лица…
Вокруг меня столько стен, что не видно неба, и столько спокойствия, что загнивает вода.
Но я ведь живая, не фарфоровая, и мои глаза ещё не придавлены пятаками…
А это ведь легко, взять и забрать один день обратно, чтобы прожить, а не растратить на полировку искусства приспособления.
Прожить один день, так чтобы просто вспомнить, что ты это умеешь - жить. И проснувшись следующим утром улыбнуться.
…Прожить один день для себя и того, что дорого. Чтобы не прожить всей жизни впустую…"- вновь скорой птицей пронеслось в голове. Она глубоко затянулась … настолько, что от температуры фильтр сигареты деформировался. А во рту стало горько от обилия никотина.
Дзынь, дзынь!
Она ушла, ушла, тишина… Тишины больше нет.
Опять она перехитрила её. Напоследок…
Дзынь!!! - заливался звонок, она поднялась с кровати и поплелась открывать дверь, по пути роняя клубы сизого дыма.
- Привет… - пробормотала она, открыв дверь и запуская гостя, в свой маленький, но все же в свой импровизированный мир, в свою квартиру. В убежище, как она сама её называла.
- Ты опять куришь, ты ведь бросила! - вместо приветствия сказал гость и прошел в освещенную лишь луной комнату, где минуту назад лежала на диване хозяйка квартиры.
Не выпуская сигареты из рук, девушка подошла к окну, распахнула его, выкинула не докуренную сигарету и уселась с ногами на подоконник. Её озарило ночное светило. Она была изящной и стройной, иссиня черные волосы красиво обрамляли её овальное, с пухлыми, страстными губами, огромными, в свете дня - сиреневыми, а сейчас серыми глазами лицо. На ней была одета лишь длинная шелковая рубашка. Её звали Франсина, Франсина Немро.
- Зачем ты пришла? – спросила она у гостьи, грациозной девушки с собранными в длинный, высокий хвост волосами.
Девушка молчала.
- Лукреция, зачем ты пришла? – ни звука.
- Ладно, молчи. Только дай мне её – указала на музыкальный инструмент Франсина.
Лукреция все также в молчанье подошла к стене и взяла прислоненную к ней гитару. Франсина протянула за инструментом руки. Теплый июньский ветер развивал легкие занавески и её волосы, придавая всему происходящему мистическое настроение. Девушка на окне заиграла:

- Хочешь, я твоими слезами стану?
Поцелуем глаз закрытых коснусь.
На ладонях останусь влаги теплом.
Солнцем согретый, ввысь унесусь.
Дождями прольюсь, ангелов слезами холодными.
Города дыхание душой наполню.
В окно твоё постучусь каплями.
Чтобы каждого листка шелест шептал «люблю»…

Опять тишина…

- Отвратительно… - разнесся по комнате, ударяясь о стены, голос Лукреции.
Франсина ухмыльнулась:
- Что отвратительно?
- Все… – тишина, - ты отвратительна, твои поступки, эта песня. Все что соприкасается с тобой меняет свою ипостась преимущественно на более гнусную!
- Что же ты тогда здесь делаешь? Или считаешь себя тоже отвратительной? – прищурила глаза Франсина.
- Я про себя и не отрицаю, ты можешь изменить все,… даже меня сумела! Ты одна виновата! Это все твоих рук дело! – сорвалась на крик Лукреция.
- Пожалуйста, не кричи – вздохнула девушка на окне.
- Как ты можешь? – прошептала гостья, - как ты можешь после всего, что произошло оставаться спокойной! Или ты до такой степени обкурилась в своей конуре, что все забыла?
Франсина поежилась, о, она все помнила, в деталях, но начнем с начала…

Продолжение следует…

Советуем прочитать еще публикации по теме:

KuKoLkO (12-05-2009, 19:17)

прошу наперед извинения у автора,но пока все что понравилось-это название...его смысл тож не раскрыт.
KuKoLkO

ВиКкИ (11-05-2009, 17:56)

мля, че за прикол пошел по частям писать?
какое то непонятное начало, но мне понравилось описание тишины...
ВиКкИ

Фанатка Эмокультуры (11-05-2009, 14:01)

Я пока что ничего не поняла,так что хочу продолжения...
Фанатка Эмокультуры
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100
File /engine/modules/debug.php not found.