Пегас

2-02-2008
Автор: Swarze Taube      

«Это – Пегас?» - подумала она, слегка щурясь от мягкого света, осветившего её лицо. Да, перед ней действительно была прекрасная белоснежная лошадь, стройная, притягивающая и в то же время недосягаемая. Она запомнила этот момент так чётко, что долгое время ещё ей казалось, что увиденное не было сном. Притягательный своей кротостью и белоснежной чистотой, Пегас неподвижно стоял в двух шагах от неё, и всё его существо дышало добротой и светом. Казалось, он весь был соткан из солнечного света, но не того света, лучи которого согревают нашу погрязшую в лжи и страданиях планету, а из первозданного, яркого, как сияние тысячи звёзд, но в то же время мягкого, как сияние луны. Длинная грива спускалась с его шеи, приводимая в движение еле заметными воздушными потоками; огромные, покрытые перьями крылья были подняты вверх, как у гордого орла, который лишь на секунду предоставил воздушному потоку нести к земле своё тело, а в следующую уже махнёт крыльями и скроется где-то в прозрачной вышине. На голове Пегаса, как раз между большими слегка приподнятыми ушами, поднимался янтарный рог, излучающий тепло, подобное теплу сотни солнц, но это тепло не обжигало, напротив, оно манило подойти поближе и насладиться первозданным светом. Но самыми прекрасными в этой необычайной лошади были глаза. Они, слегка прикрытые длинными, чёрными, почти человеческими ресницами, смотрели прямо на неё, и, казалось, хотели ей что-то сказать. Трудно было определить, какого цвета были глаза, но одно являлось несомненным – в этих глазах было больше смысла и чувств, чем порой бывает у людей. Она стояла перед этим внеземным существом, прикованная доброжелательным и чутким взглядом, и не знала, что произойдёт дальше. Казалось, что это мгновение будет продолжаться вечно.
«Открой своё сердце», - услышала она мягкий и вместе с тем манящий голос. И в ту же секунду Пегас, грациозно ударив копытом, взмахнул крыльями и поднялся в воздух.
Медленно кружась, ей на ладонь опустилось шелковистое, слегка светящееся перо. Она подняла голову, пытаясь проводить необычную лошадь взглядом, но Пегас уже исчез, растворившись в воздухе, и лишь перо осталось ей в напоминание о его существовании. А потом она проснулась.
В первую минуту она вся ещё жила ощущением сна и разжала ладонь, пытаясь найти в ней лёгкий контур шелковистого пера, но ладонь была пуста и в её душу закралась тень обиды и непонимания. «Неужели всё это было сном?» - подумала она. «Но что значит «открыть своё сердце»? И для чего это?»
Потянувшись, она с неохотой поднялась с кровати и посмотрела в зеркало. На неё смотрело измождённое, сухое лицо, окаймлённое грязными, несмотря на постоянный уход, волосами. Свет в её некогда жизнерадостных глазах погас уже давно, и теперь первые мелкие морщинки начали покрывать её измождённое лицо. Она полностью запуталась в жизни, и теперь, несмотря на внешнее благополучие, не знала, для чего она живёт и что будет дальше. Когда-то давно, когда она была ещё совсем ребёнком, она прекрасно знала, для чего она пришла в этот мир. Она росла милой и доброй девочкой, прекрасно училась, без страха общалась с незнакомыми ей людьми, и все прохожие, завидя жизнерадостную малышку, невольно умилялись. Но потом произошло что-то, чего она сама не замечала, пока не стало слишком поздно пытаться вернуть всё назад. Прямо на глазах из милой девочки она превратилась в запуганного, замкнутого в себе подростка с тяжёлым комплексом неполноценности. Её сердце огрубело, почти превратясь в камень, и, хотя она и понимала весь ужас происходящего, какая-то невидимая сила заставляла её думать больше о своих интересах, чем о чужих, ругаться, злиться, бить кулаком по столу в отчаянной попытке отстоять свою точку зрения. С друзьями она как-то незаметно разбежалась, а снова возобновить с ними отношения не могла – боялась, то ли насмешливых взглядов, то ли ещё чего-то, точно она не осознавала. Родители, раньше часто хвалившие её, теперь больше ругали, чем поддерживали. Были попытки отвести девочку к психологу, но всё это оказалось безуспешным… И теперь она, ещё довольно молодая девушка, одинокая и никем не понятая, загнанная своими страхами в угол, ютилась в небольшой квартирке, доживая, как ей тогда казалось, свои последние дни.
«И всё-таки пора идти на работу, - раздражённо подумала она, возвращаясь в действительность. – Что бы это ни было, это всего лишь сон, а мне надо думать лишь о том, как прожить очередной день и заработать на кусок хлеба».
В спешке заправив кровать, она привычным движением выдавила из тюбика последнюю каплю зубной пасты. Слегка ополоснув лицо ледяной водой и почистив зубы , она окончательно овладела собой и проснулась. Через минуту на ней уже был поношенный, но всё ещё сохраняющий свой вид офисный костюм. Как правило, сомнений, что одевать, у неё никогда не возникало – слишком мала была зарплата обычного офисного служащего скромной малобюджетной организации. Завтрак тоже никогда не отличался многообразием – чашка чая и что-нибудь не слишком калорийное, не потому, что она следила за своей фигурой, нет, у неё просто не было денег даже на то, чтобы досыта поесть перед очередным марш-броском по улицам города к месту своей постоянной работы.
Город встретил её равнодушно, как он встречал всех людей, выходивших по своим делам на его улицы. Однако погода её порадовала: солнце светило необыкновенно ярко, разгоняя утренний туман, и совсем недавно распустившиеся листья на деревья были увлажнены каплями кристально-чистой, сверкающей росы. Казалось, воздух был напоен запахом приближающегося лета, и по-весеннему оживлённые воробьи с громким щебетом прыгали под ногами вечно спешащих куда-то людей. Однако ей было некогда упиваться, подобно им, весенним солнцем, и она поспешила к остановке, чтобы привычным жестом поймать «маршрутку». И тут она увидела то, что не выходило у ней из головы весь оставшийся день.
Прислонившись к стене старого панельного дома, подготовленного к сносу, прямо на асфальте сидела девочка лет десяти и грустными посоловелыми глазами смотрела на прохожих. Одета она была крайне небогато, скорее, закутана в какие-то лохмотья, и, судя по всему, была абсолютно лишена каких-либо родственников. Рядом с ней лежала громадная собака, также бездомная, с густой свалявшейся шерстью. Ребёнок и животное молча прижимались друг к другу, видимо, пытаясь согреться. А рядом с ними спешили куда-то люди. Некоторые молча проносились, делая вид, что никого не заметили, другие, косясь на неё, что-то презрительно выкрикивали, часть людей кидала на асфальт, поближе к девочке, мелочь. Но никто не останавливался, некому было спросить у девочки, что же с ней случилось, некому было её пожалеть.
«Бедный ребёнок, - подумала она про себя. – Если бы у меня была возможность…»
И тут перед её глазами снова мелькнула картинка из сегодняшнего сна, снова вспомнились кроткие глаза Пегаса и его слова. Она, внезапно что-то поняв, даже сбавила шаг, но мысли о работе снова завладели её рассудком, а странное ощущение улетучилось без следа. Вскоре она уже сидела в офисе на привычном для неё месте, за ставшим таким родным компьютером и снова выполняла свою скучную, жутко надоевшую ей работу. И лишь ближе к вечеру, когда надо было собираться домой, снова вспомнила она о беспризорной девочке и ей стало вдруг так плохо, что хотелось скинуть все бумаги на пол, обхватить свою голову руками и плакать, плакать.… Но, между тем, ощущение это было мимолётным и вскоре прошло, не оставив ни следа в её душе.
Вечером, возвращаясь домой, она с любопытством взглянула туда, где ещё утром встретила до боли трогательную пару, но никого уже там не было. Прохожие так же торопливо шли куда-то, как и утром, воробьи чирикали, как ни в чём не бывало, но у стены никто больше не сидел, и лишь несколько копеечных монет напоминали о том, как «щедры» бывают люди к тем, кто даже не может попросить о помощи. Сердце сжалось у ней в груди, и она, не зная почему, в душе пожелала, чтобы с девочкой ничего не случилось.
Придя домой, она не нашла в себе сил даже посмотреть телевизор, как она обычно делала по вечерам, и, слегка перекусив, улеглась спать. Однако сон долго не приходил к ней. События прошедшего дня всё ещё напоминали о себе, и, когда её веки наконец-то сомкнулись, за окном уже была глубокая ночь.
Ей казалось, что она идёт куда-то, что-то ищет, и вдруг перед ней вновь появился необыкновенный гость вчерашнего сна. Пегас не появился перед ней неожиданно, нет, он с тихим стоном рухнул пред ней, теряя белоснежные перья. Она остановилась, все мысли её перепутались от того, что она увидела перед собой. Пегас лежал перед ней на боку, отчаянно пытаясь встать на свои внезапно одеревеневшие ноги, но все его попытки оказывались бесполезными. Его грива разметалась в разные стороны, тело мелко дрожало, и лишь ясный свет, исходивший от поверженного красавца говорил о том, что не все ещё силы он потерял в борьбе с незримым противником. Пегас словно знал, что она приблизилась к нему и поднял потяжелевшую голову. Вновь на неё смотрели эти чистые, доброжелательные глаза, но теперь в них, помимо дружелюбия, было и страдание, и неведомая ей боль.
«Послушай же меня, - проговорил Пегас. – Пожалуйста, открой своё сердце для других существ, живущих в этом мире. Если ты этого не сделаешь, опасность грозит не только мне.… Пожалуйста, не дай последней капле доброты, хранящейся в твоём сердце, погибнуть. Ведь чем больше ты сомневаешься, тем меньше сил остаётся у меня, чтобы помогать тебе. Подумай об этом…»
Последние слова Пегас произнёс уже бессильным шёпотом и склонил голову. Она кинулась было к нему, чтобы помочь, неимоверным усилием поднять Пегаса на ноги, но наткнулась на липкую паутину, опутавшую всё вокруг. Теперь, приблизившись, она поняла, что Пегас был сплошь опутан этой паутиной, и паутина, как живая, стремилась заковать в эти липкие кандалы и её. Липкая нить коснулась её руки, она дёрнулась, пытаясь освободиться, и поняла, что запуталась. Но она осознавала, что ещё не всё потеряно и отчаянным рывком преодолела последние метры, отделяющие её от Пегаса. Упав на колени, она осторожно притронулась к рогу лежавшего уже без движения коня. Погасшее уже было свечение вновь вспыхнуло, и Пегас, не открывая глаз, тихо произнёс: «Прислушайся к чужому зову о помощи, как ты прислушалась сейчас к моему, ты ведь знаешь, как должна поступить…»
Догадка осенила её и поразила, как удар молнии. Но она не успела ничего сказать, так как услышала за спиной яростное шипение. Тихо, как паук к обездвиженной жертве, по липкой сети спускалось к ней громадное крылатое чудовище, походившее на сказочного дракона, с ног до головы покрытое уродливой зеленовато-чёрной чешуёй. Ей показалось, что она даже чувствует на своём лице его отравляющее дыхание… «Это – мой страх»,- догадалась она, не в силах даже убежать от ужаса. Красные светящиеся в темноте глаза были уже совсем близко… И тут она проснулась.
В первую секунду она всё ещё находилась во власти своего кошмара, и, толком ничего не осознавая, попыталась инстинктивно уклониться от несуществующей опасности, судорожно вскочив с постели. Но свет поднимавшегося над крышей соседнего дома солнца, ударив ей в глаза, окончательно вернул девушку из мира снов, и она, обмякнув, села на кровать.
«Боже, что за сны мне снятся в последнее время, - пронеслось у неё в голове. – Какая ерунда – испугаться несуществующего монстра».
Но тут события сна за какие-то доли секунды вновь пронеслись в голове, и в тишине раннего утра, как ей потом казалось, еле слышным шёпотом раздались слова. «Подумай,» - послышалось ей в тишине, и она поняла наконец, что именно она должна сделать.
Десять минут спустя она уже была на улице. Нет, она спешила не на работу, всем своим сердцем она чувствовала, что с недавнего времени вовсе не работа должна стать смыслом её жизни. И ещё она чувствовала, что может не успеть…
Ожесточённый лай собаки она услышала ещё на выходе из подъезда. Это уже тогда заставило её ускорить шаг. Но вслед за лаем раздался глухой выстрел, и лай прервался, перейдя в протяжный, полный боли вой. А одновременно с этим послышался громкий детский плач и чей-то грубый голос.
Забыв страх, она опрометью бросилась на звук, боясь самого худшего. И вот что она увидела.
На земле, всё ещё жалобно скуля, лежала собака, та самая, которую она видела прошлым утром. Её бесправная хозяйка, бессильно плача, прижималась к густой свалявшейся шерсти, а над ней грозной тенью стоял человек с ружьём, судя по всему, занимающийся отстрелом бродячих собак. Наставив на девочку ружьё, он требовал немедленно бросить животное, видимо, не терпелось поскорее закончить свою не самую любимую работу. Но девочка вовсе не хотела бросать своего верного четвероногого друга, единственное в мире живое существо, безропотно делившее с ней все тяготы бродячей жизни. И поэтому ей тоже грозила опасность.
- Что вы делаете! – крик подбежавшей девушки заставил неудачливого «охотника» обернуться. – Какое право вы имеете так обращаться с ними?!
- Как это понять «так»? – возмутился тот. – Это – моя работа, моя цель – уничтожение бродячих животных, носителей всякой заразы. Эта девчонка мне ещё спасибо должна сказать, что я избавлю её от этого паразита.
- Ну уж нет, - она даже не знала, откуда в ней появилось столько храбрости. – С этих минут собака – моя, а значит, вы не имеете права к ней прикасаться. Поищите себе жертву где-нибудь в другом месте.
- Как знаете, - пожал плечами сразу потерявший грозный вид человек. – Но учтите – навряд ли эта псина выживет, я обычно стреляю метко, чтобы избавить животных от лишних мучений, но она бросилась на меня, и пуля попала ей в бок.
- Не волнуйтесь, обойдёмся и без ваших предсказаний, - ответила девушка и подбежала к неподвижно сидящей на асфальте девочке. Однако было уже слишком поздно… Девочка осторожно убрала руки с затихшей, и, судя по всему, уже мёртвой собаки. Из последних сил она боролась с собой, чтобы не зарыдать, и из её груди вырвался лишь тихий стон. Девочка посмотрела на свою заступницу, но лишь мгновение изучала её взглядом, полным боли. Затем она медленно повернулась и пошла прочь.
- Стой, куда же ты!? – разорвал утреннюю тишину чей-то полный отчаяния голос. И когда девочка обернулась, она увидела, что её спасительница, упав на асфальт на колени, громко рыдает, и по лицу у неё ручьём текут слёзы…
Этой ночью девушке вновь приснился сон. Она вновь стояла в ужасном подземелье, и со всех сторон к ней липкие ленты чёрной, как смоль, паутины. Но прежнего страха, сжимавшего ранее её сердце, она больше не ощущала. Со странным удивлением она сама протянула руку к чёрной сети, но паутина бессильно скользила по руке, не в силах больше её заковать в свои липкие кандалы. Снова со злобным шипением загорелись во тьме глаза беспощадного чудовища, но она уже не боялась его. «Подумать только, я испугалась обычной ящерицы», - пронеслось в её голове. И, на самом деле, грозный дракон стал быстро съёживаться, уменьшаться в размерах и превратился в крошечного, но упитанного сцинка, запутавшегося в паутине. А шипел он потому, что не мог выбраться и очень испугался. Рассмеявшись, девушка протянула руку и освободила ящерку из паутины. Маленький паучок шарахнулся в сторону от её руки, а сцинк распластавшись на ладони, с любопытством посмотрел ей в лицо, и его маленькие красные глазки вовсе не казались страшными. Мягкий свет, упавший на него сверху, осветил грязно-зелёную чешую, и она засверкала, переливаясь всеми цветами, от тёмно-синего до салатового. Девушка никак не могла оторваться от незатейливой красоты маленькой ящерицы, а когда наконец подняла голову, то увидела стоящего неподалёку Пегаса. Прекрасный конь стоял, как редкостной красоты статуя, сложив крылья и слегка вытянув в направлении девушки длинную шею. Прекрасные глаза его вновь смотрели с мудростью и безграничной добротой.
«Ты смогла это сделать», - зазвучал мягкий голос. «Ты поборола свой страх, который так долго держал тебя в плену и теперь держишь его в своих руках, как он когда-то держал тебя». С этими словами Пегас подошел к ней и прикоснулся сверкнувшим рогом к маленькой ящерице. Она тут же превратилась в громадную, так же переливающуюся под мягким сиянием Пегаса бабочку, и, взмахнув крыльями, улетела, исчезнув где-то в темноте. «Теперь он не вернётся к тебе»,- продолжал Пегас, проводив бабочку взглядом. «У него теперь свои заботы, будет летать где-нибудь и приносить на своих крыльях приятные сны людям. Раз остановленный, страх уже никогда не восстановит вою разрушительную силу. Только не все люди могут от него избавиться…»
«А кто ты?»- неуверенно спросила она. «Почему ты приходил ко мне, зачем просил помочь этой девочке?»
«Я – твой ангел-хранитель»,- проговорил Пегас. «Да-да, я знаю, ты очень удивлена, ведь ангелы в твоём представлении – это люди, наделённые крыльями. Но это не так, вернее, не совсем так. Видишь ли, мы можем принимать любое обличье, какое захотим, и это не составляет нам большого труда. Но помнишь, как в детстве ты верила, что к некоторым людям во сне приходит прекрасный белоснежный Пегас и помогает им? Поэтому я решил исполнить твою детскую мечту, помочь тебе увидеть настоящего Пегаса, а заодно и указать правильную дорогу, с которой ты слишком далеко ушла. Я показал тебе, что лишь самостоятельно человек способен справиться со своими внутренними врагами, и даже ангел, такой как я, неспособен пробиться через паутину его страхов и осветить его сердце. Но ты совершила благородный поступок, и пускай ты слишком поздно одумалась, для этой девочки в сегодняшнее утро всё могло бы кончиться. Нет, я даже не буду тебе говорить, какая бы судьба постигла её после потери своего последнего близкого друга. И не только её. Ведь ты должна была помочь ей, и, если бы этого не случилось, ты бы отправилась вслед за ней, твой жизненный путь зашёл бы в тупик. Но теперь этого не случиться. Всё будет хорошо…»
Это были последние слова Пегаса. Через секунду он исчез, просто превратился в миллионы крошечных мерцающих звёздочек. А она проснулась.
Рядом с ней, уже умытая и совсем не голодная, дремала девочка, встреча с которой была судьбоносной. И пускай, возможно, их ожидает ещё немало трудностей, девушка точно знала, что все юридические проблемы будут решены без труда, новая хорошая работа будет найдена, даже породистая собака, что уж вовсе было раньше немыслимым делом, вскоре будет куплена и разделит с ними жилпощадь. И, что самое главное, она теперь точно знала, что пока они вместе, всё будет хорошо. Да, именно, теперь всё будет хорошо…

Советуем прочитать еще публикации по теме:

МиР УжЕ УмЕр (1-05-2008, 01:37)

очень очень очень красиво написано...мне так грусно стало..всегда думала ,как можно плакать от рассказов,а сейчас сама заплакала....я не представляю как бы я пережила,если б мою собаку у меня на глазах застрелили...это кошмар.я б собствеными руками убила того мужика am
МиР УжЕ УмЕр

NOT DEAD (12-02-2008, 15:16)

Нуу ооооочень красиво!!! ты действительон талант! и рассказ оч необычный!!!! куууль))
NOT DEAD

Swarze Taube (9-02-2008, 15:26)

СПАСИБО БОЛЬШОЕ ЗА ПОДДЕРЖКУ!!!!!!! ВЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, КАК Я РАДА, ЧТО ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ! bully bully bully
Swarze Taube

Emo Cool (5-02-2008, 04:03)

МоЛодЦа!!! Пифы дальше, у тя получаеЦЦа!!!!!! УмНеФФФка!!!! bully
Emo Cool

фен:икс (4-02-2008, 21:51)

оч.здорово........продолжай писать дальше!!!!!!!!!!!!!!!
фен:икс

Мёртвые_не_плачут (4-02-2008, 17:28)

просто супер!как красиво ти описала единорога!ну просто умничка!надеюсь эта девушка станет красивей и морщинки разгладяться fellow Дерзай у тебя отлично получаеца!
Мёртвые_не_плачут

_Ангел_ (4-02-2008, 16:17)

мне оченб понравилось, жизнено очень и красиво написано, короче5 супер))))))))
_Ангел_

Babyglove (4-02-2008, 08:53)

фантастика!
Babyglove

Лэсли (3-02-2008, 20:58)

классно)))))))))
Лэсли
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100
File /engine/modules/debug.php not found.