Присоединяйся к нам в соцсетях!
Я рекомендую EmoFans.Ru

Что говорят на форуме?

Нас уже: 68221 человек!

Роман "Второе дыхание"

20-03-2011
Автор: Black Veil      

Введение

Ежесекундно верить или не замечать, просто вздыхать аромат, пьянящий и немного острый привкус страха. Так мало, но все, же этого достаточно, чтобы понять, что тебе так не хватает. Смутно, но ты не ощущаешь тепла, которое обычно спасало тебя.
За маской лжи, легко скрыть свое истинное лицо или изобразить непонимание, хотя придет время, и ты осознаешь все… разделить на обе части или соединить воедино, а этот выбор предоставлен тебе… для тебя это было игрой, а для него смыслом своей жизни, которую ты ничтожно украл. «Возможно, ты спросишь, что я хотел этим сказать, и кого я прячу под этим строками… себя, да я не идеален, но слишком скрыт. Ложь затуманила мой рассудок, и я был почти уверен, что именно так, полагал в самом начале. Они безобидные люди, пешки которых так легко провести, но им нужно быть собраннее, чтобы не дать себя обмануть».


Первый шаг

В окне отражались тени прошлого, которое он бы предпочел забыть. От окна исходил полумрак, чувствовалась легкая свежесть. Он очень мечтал поехать во Францию. Его испуганные и в то же время печальные глаза слезились от тумана. Паша сидел на подоконнике и смотрел на ярко-зеленые листья берез. Туман постепенно рассеялся… Юноша склонился к оконной раме, заткнув уши музыкой. Он пытался найти гармонию, хотя знал, что ее не существует. Паша учился на журналиста, некоторые его статьи были опубликованы и висели, как образец. Однако у него были завистники. Своим другом он считал Костю, который часто подкидывал ему идеи для статьи. А так же помогал с фотографиями, хотя он был просто любитель. Светлые волосы растрепались, а глаза начали слипаться. Он прикрыл глаза, мурашки пробежали по коже, они напоминали искры. Паша неохотно пускал в свой внутренний мир, он был слегка зажат.
После смерти Егора он первым начал распускать нелепые сплетни. Хотя мало знал его, но это не мешало говорить всякую ерунду. На одном курсе с Пашей учился таинственный парень Максим, который мало с кем общался и казался очень тихим. Однако он был вовсе не таким, его осторожность и немногословность побуждали сделать такие выводы. Юноша был абсолютно в себе уверен, но никогда не выбирал себе главные роли. В последнее время он сблизился с кругом общения Паши, который пытался узнать от Макса как можно больше. Но он не учел одного, что его излишняя приветливость сыграла с ним плохую шутку. Макс неохотно рассказывал ему о себе и о Егоре. Он заметил в этом подвох, напрасно хитрый Паша рассчитывал на доверие Макса. Но свое поражение он не признал, а продолжил искать какой-то смысл в его закрытости.
Сейчас он осознавал, что был не прав. Наедине с собой у него было достаточно времени, чтобы все обсудить. И наконец, выработать новую стратегию. « Начать все сначала, сказать, что был не прав – это значит признать свое поражение, но нет. Продолжить общаться или просто молчать? А как же я узнаю, что с Егором? Мда, задача не из легких».
Так он сидел на протяжения часа, в небе пронеслись черные птицы. Иногда Паша тоже чувствовал себя птицей, которая улетит далеко-далеко. Его мысли злоумышляли против него, и он не мог сосредоточиться, вдруг в его размышление вмешалось карканье ворона. Тот сидел на верхушки березы и каркал во все горло, черная, магическая даже величественная птица. Внезапно он взмахнул своими черными, как сажа крыльями и улетел.
Паша резко вынул наушники и решил идти к Максу и все ему объяснить. Он волновался, ведь знал, что Макс не из тех, кто быстро забывает. Ветер раздувал его светлые волосы, глаза слезились. Он шел по мосту, не оглядывайся назад. Вскоре Паша спустился по ступеням вниз, ветер стих. Гул поезда он не слышал, станции мелькали, но глубинные мысли занимали его в этот момент сильнее. Он все еще был не уверен в своем решении, но времени уже не было. Парень вышел из вагона резко оглянулся, но не найдя ничего странного пошел прямо. Солнце отражался в окнах витрин, Паша смотрел вокруг, в некоторых местах еще остался снег. Он прошел дворами, и оказался рядом с подъездом. На двери стоял домофон, но юноша не знал кода. На его удачу какой-то человек открыл дверь с другой стороны, Паша юркнул внутрь. Позже он быстрыми шагами поднялся на третий этаж. Он нервничал, но все, же пересилил себя и нажал звонок. Паша позвонил еще раз только уже смелее, но ответа не было. Он собрался уходить, но тут дверь открылась, на пороге стоял Макс, вид у него было потрепанный и усталый.
- Привет, - радостно сказал Паша.
- Здравствуй, что так рано? – сонно спросил Макс.
- Рано, ты что совсем?! Уже десятый час, для тебя рано, мда ну ты даешь. Вставай живо!
- Э….- протянул Максим. – Пришел такой и еще командует.
- Извини. Так мне можно пройти, или так на расстоянии поговорим.
- Проходи, что тебе надо. – уже бодро сказал Макс.
Паша прошел за Максом, они сели за стол. Он насторожено глянул на одноклассника, тот смутился и на какое-то время потерял дар речи. Парень разглядывал его внимательно, на лбу выступил маленькие капли пота. Паша начал говорить какой-то бред, его голос звучал отрывисто и тихо. Макс тяжело вздохнул и попытался успокоить его. Голос не слушался, и пальцы дрожали в судороге.
- Я слишком многое, делал зря. – задыхаясь говорил Паша.
- Тише, успокойся. Не говори так.
- Скажи, что хорошего я сделал?
- Паша, я серьезно хватит нести чушь.
Ответа не последовало, только закрыв лицо руками, он почувствовал себя защищенным. Юноша нервно сглатывал, а из глаз потекли слезы. Макс налил ему стакан воды, Паша судорожно взял пальцами и слегка коснулся края губами. Он искреннее переживал и чувствовал себя виноватым. Юноша встал и отошел в сторону, слегка держась за подоконник костяшками пальцев.
Сквозь раскрытое окно ветер растрепал его волосы, Паша не видел себя. Точнее он не понимал, что с ним происходит. Он ушел, когда начался дождь, шел серыми улицами, хотя за окном была весна. Пахло ранней сиренью, дождь падал на голову, прятался в шарф. Юноша шел далеко, не оборачиваясь назад.


Наедине с собой

Сквозь раскрытое окно ветер растрепал его волосы, Паша не видел себя. Точнее он не понимал, что с ним происходит. Он ушел, когда начался дождь, шел серыми улицами, хотя за окном была весна. Пахло ранней сиренью, дождь падал на голову, прятался в шарф. Юноша шел далеко, не оборачиваясь назад. Он опустил голову, ветер подул в спину. Паша остановился и смотрел вниз на темную воду. В отражении проглядывало солнце, но дождь усиливался. На какое-то время его мысли заглушили шум машин. Паша стоял и, сотрясаясь от рыданий, смотрел вниз. Поднявшись по перилам, он решил спрыгнуть. Ему казалось, что жизнь кончена. Парень сделал шаг, в спину подул ветер. По тротуару ветер разбросал сухие листья. Паша стоял, словно птица, расправив руки, и прыгнул вниз. Он летел медленно и смотрел пристально, вдруг парень проснулся.
Он подошел к зеркалу на него смотрел с бледным лицом мертвец, он поднял футболку одни кости. Вместо глаз пустые глазницы, налитые кровью, а волосы выкрашены в черный цвет. Он рвал на себе волосы и вскоре рассыпался, как труха. Осталась только пыль. Вновь этот кошмар не давал ему покоя, Паша резко вскочил и вытер со лба холодный пот. Это всего лишь плохой сон. Он пытался не думать о нем, но мысли его пугали.
На полу валялись какие-то осколки. Сложив их в пакет, он не заметил, как поранился, несколько крупных капель крови упали на пол. Паша слегка вздрогнул, его темная комната была освещена ночником. За окном была глубокая ночь. Но он сел на подоконник, медленно дожидаясь рассвета. Небо слегка светлело, но, в сущности, оно оставалось все таким, же черным. Искрились, оставшиеся капли дождя на ветвях деревьев. Паша прикрыл глаза, и едва касаясь пальцами карандаша, тихо запел. Потом снова открыл их, оглядев взглядом комнату, юноша снова уткнулся в колени. Самое темное время началось перед рассветом, он сидел так несколько часов, тихо и неподвижно. Только ресницы подрагивали, губы были плотно сжаты. Он смотрел на выключенный в окнах свет и вслушивался в весеннюю ночь. Ему казалось, что он слушал шелест листьев под ногами. Таял снег, легкие тени упали на землю. А юноша продолжал безмолвно наблюдать, он был созерцателем. Легкий глоток прохлады заставил его глаза слезиться и немного покраснеть. Паша чувствовал, что хочет спать, но он не давал слабости поглотить его. Вдруг юноша ощутил, что его глаза начали болеть и учащенно моргать. Он спустился с подоконника и лег в постель. Веки сомкнулись и объятый мыслями юноша уснул. Пальцы подрагивали, и он выронил карандаш. Постепенно начало светлеть, хотя и незначительно. Серые облака растворялись в тенях ночи, звезды тускло сияли. Ветер шелест листьями и таинственно завывал. Еле слышные шорохи прошли, и постепенно начиналось обыденное утро. Гасли фонари, на город опустилась легкая дымка тумана, слышались шаги и хруст снега. Движение было не ровным, скорее нарастающим.


Иней

Воздух был отравлен последней свободой, которой хотелось жить. Он потерял уверенность в себе, все было безнадежно напрасно. В минуты отчаяния он боролся с самим собой, хотя едва дышал. Макс стоял на балконе, докуривая очередную сигарету. В глазах была сосредоточенность и боль, которую он заглушил в себе. Сердце его остановилось на какое-то время, но парень стоял неподвижно. Он задыхался этой пьянящей свежестью, его голос звучал как эхо. Макс не чувствовал боли, но он до сих пор не мог простить себе ошибку. В соседнем окне стоял Егор, юноша с неким огорчением смотрел на окружающую его действительность. Он жалобно шипел, медленно истекая кровью. Тонкий слой кожи рассыпался, оставив прах.
Макс очнулся от кошмара, который он видел перед глазами. За оком таял снег, но кое-где остался иней. На нем виднелись небольшие капли крови. Он прошел несколько шагов и снова увидел те же капли. Юноша сел на колени и начал раскапывать снег, в руке оказался странной формы мешок. Он попытался развязать, но узел не поддавался. «Осталось 6 минут», – странный голос говорил в его голове. Макс провел рукой и из мешка начала капать кровь на снег. Несколько минут он держал странный предмет, но вскоре положил обратно. На ладонях остались следы крови, он попытался отмыть, но тщетно. Макс наклонился и вскоре развернул сверток, в нем оказалось сердце. Оно сильно билось, оставляя несколько капель крови на ладонях.
Черные птицы пронеслись в мартовском небе, крик ворон становился громче. Макс очнулся от странного виденья. В глазах был испуг, он нервно взглянул на свои тонкие пальцы. Под глазами виднелись темно-синие круги. Он резко сжал руки на груди, тонкий глоток свежести проник в комнату. Словно пьяный юноша упал в постель. Несколько минут он не мог говорить, голос дрожал.


***

Трудности прошлого, в котором Егор окончательно запутался. Он не был так прост в общении и последнее время юноша часто говорил о смерти. В глазах была тоска.
Его выписали только через месяц, но зато время Макс сильно изменился. Вид у Максима был болезненный: бледное лицо, имевшее зеленоватый оттенок и большие круги под глазами. Макс лежал на полу и рыдал…. Он до сих пор так и не смирился, ведь каждую ночь Егор приходил к нему. Может это только казалось? А может, и нет…. Но в любом случае Макс не мог просто уснуть…. Шум ветвей не так беспокоил его, как непрерывные воспоминания. Свет в соседних домах еще горел, Макс медленно встал с пола и сев в кресле резко закурил. Легкий дымок заполнил комнату, стружки от сигарет падали в пепельницу. Максим смотрел несколько сердито и важно, но, в сущности, его взгляд означал ничего. Возможность в последний раз перелистать тетрадь, которую его друг вел за месяц до своей гибели.
Половина листов была залита кофе, аккуратно прорисованные карандашом картинки стали нечеткими. Хотя Егор всегда ясно излагал свои мысли. Внутри Макса, боролось два противоположные друг другу человека. Один, из которых нес какой-то бред, другой был нерешительным и бунтующим. Но он не предпринял никаких действий. Макс уже решил все, одним из этих решений было двигаться дальше.


Чернильная ночь зеркальной реальности

Ночные шорохи стали слышны, треск ветвей и хруст снега заметно громче. Прохлада и свежесть заполнили комнату, грустно сидящий Макс наблюдал за вечерними огнями, некая тоска постигла его разум. Из глаз текли еле заметные слезы, превращаясь в соль на щеках. Темно-синие облака закрывали кусочек неба, только таинственный свет луны добавлял загадочности вечеру. Он смотрел сквозь окно на снег, искрящийся под лунным светом. Иногда Макс не думал ни о чем черном, мрак отравлял его существование. Он не замечал боли. Точнее научился заглушать ее симптомы. Лечащий врач заметил изменение в поведении Максима, он фактически ничего не ел.
За окном слышались шорохи и гул поезда, прибывающего в неизвестность. Реальность, которую он видел перед глазами, его не устраивала. Макс исчез внешнего мира, он попал в паутину снов и несбывшихся грез. От светлых занавесок исходил небольшое сияние, тихий голос нашептывал ему что-то.
- Почему так всегда получается, что те, кто нужен тебе исчезают так быстро.
- Куда исчезают? – переспросил голос.
- Я имею в виду Егора, он говорил, что умрет скоро. А я посчитал его слова бредом. Как же мне жить дальше?
- Ты найдешь выход. Успокойся и не повторяй его ошибку.
- А что если это не ошибка? – спросил Макс.
- Ты не понимаешь. – тихо сказал голос.
Небо немного просветлело юноша прикрыл глаза, но отчаянно пытался доказать самому себе, что это была не ошибка. Однако все было тщетно. Максим проснулся среди ночи и вышел на улицу. Несколько минут он бежал. Автобусы еще не перестали ходить, он сел на первый, который пришел. Места были свободны, он был единственным пассажиром. Юноша включил плеер и погрузился в музыку, она играла так громко, что оглушила его. Однако ему было не до этого. Макс был не в себе, поэтому он, немного равнодушно смотрел по сторонам. Несколько резких движений, он сильно стучал пальцами, отбивая ритм, тряс головой. Музыка его возбуждала, он бился в конвульсиях, получая душевное удовлетворение. Так юноша перешел в состояние экстаза. Он провел пальцами по стеклу и по свой коже, его немного трясло, ему нравился этот легкий холодок. Макс завелся не на шутку, он задержал дыхание. Тем временем он заметил, что автобус остановился парень вышел в ночь. Макс шел, как-то шатаясь, но пытался скрыть свое возбуждение. Сердце стучало, глаза слипались, а тело было уже расслабленно. Он включил еще громче музыку, вслушиваясь в голос, он тихо стонал. Незаметно для самого себя он добрел до подъезда, в синих окнах горел свет. На подоконнике спал кот, свернувшись калачиком.
Макс скинул кеды, прошел в ванную, смыл остатки волнения с лица. Раздевшись, он включил душ, несколько холодных капель пробежало по коже. Но возбуждение усилилось и стало просто невозможно сдерживать себя. Он коснулся своего тела, то отдавалось его собственным ласкам. Сладкая истома постигла низ живота. Движения становились интенсивнее и смелее. Тихий стон вырвался с губ. Макс закрыл глаза, на какое-то время ему казалось, что он задыхается. Но возбужденное тело еще сильнее желало ласки, которые совершал он с самим собой. Максим стал спиной к воде, ловкие пальцы исследовал его тело. Эти ласки выполнял Егор, он смотрел в глаза парню и нежно целовал его тело. Его теплые и влажные губы припали к животу, он ласково начал целовать, а Макс нежно гладил его плечи. Безудержная страсть возникла между ними, Егор спустился на колени. Несколько раз строго и нежно взглянул в глаза. Макс смутился и сел рядом с ним, они сладко поцеловались. Егор уложил его в теплую воду и сладко поглаживал между ног, Максим до последнего сдерживал себя. Юноша целовал за ушком, и только иногда пристально заглядывал в глаза. Макс шептал что-то страстное, а Егор, затыкая его, целовал.
Это все было видением, Макс стоял под струями. Вода омывала его красивое и стройное тело. Темные глаза исполнились радости, стон стал громче. Юноша не сдерживал себя, облокотившись спиной к стене, он почувствовал тепло и наслаждение. Его смелые руки ласкали тело, которое до этого не было задействовано. Макс ощутил, то, что никогда бы не сделал. Он не спешил охлаждаться, укутавшись в полотенце. Выключил воду, и он был слегка смущен своим наслаждением.

Советуем прочитать еще публикации по теме:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100