Присоединяйся к нам в соцсетях!
Я рекомендую EmoFans.Ru

Что говорят на форуме?

Нас уже: 68221 человек!

Верю

5-07-2010
Автор: Devid      

В зелёных глазах засветилась забота.
- Я никогда тебя не брошу. Даже когда ты станешь взрослым и будешь задаваться, я всё равно буду любить и беречь тебя.
- Правда?
Малыш задрал на него головку, и в его взгляде плескалось такое счастье, что парень невольно негромко рассмеялся.
- Ты мне что, ещё и не веришь?
- Верю.
Удовлетворённо выдохнул Америка и вдруг поцеловал Англию в ласково улыбающиеся ему губы.
Совсем легко и просто запечатлев целомудренный чмок, преисполненный любви и благодарности. Но и этого хватило Англии, что бы опешить. Его щёки покраснели, а ресницы поражённо распахнулись, являя на свет красоту изумрудных омутов, пока мальчик недоуменно наблюдал за этими изменениями, в лице старшего. Несколько секунд в голове Англии проносились бешеные вспышки мыслей, а потом, наконец узрев немой вопрос малыша застывший на его лице, юноша смешался и заалел скулами ещё пуще, отводя глаза в сторону.
- Это хорошо, что веришь, спасибо за доверие.
Он просто не могу поверить, что какой то невинный чмок заставит его тело изнутри, пробиться конвульсиями тока.
Америка, выдержав паузу активного мозгового процесса, вдруг как то нехорошо прищурился и его детский ротик растянулся в лукавой ухмылке - именно с такой мимикой зарождались и осуществлялись не самые лучшие идеи мальчика, и Англия это прекрасно знал.
- Так значит, тебя смущает проявление чувств с моей стороны, чопорный англичанин. - задумчиво, специально растягивая гласные, протянул он и вдруг бросился на шею юноши.
- А как тебе вот это!
Он стал осыпать губы Англии кроткими поцелуями, что тому только и оставалось лежать под малышом бревном и от непонимания происходящего чувствовать, как естественно реагирует на прикосновения не самым должным образом.
А Америка тем временем уже принялся целовать всё его лицо, не затрагивая губы и дразня. Ему нравилась эта игра, где привычно невозмутимый старший брат не знал как себя повести и куда себя деть.
Но все планы маленького шутника рассыпались как карточный домик, когда с поистине нечеловеческим рыком, Англия перевернулся на живот, подминая под себя мальчика и вжимая одной рукой его тонкие кисти в пух подушки на головой. Малыш в зачарованном ужасе смотрел в потемневшие, ставшие нефритовыми бездны нависшего сверху парня, и всё падал, падал в эти бесконечные зелёные пропасти, не ведающие дна или опоры. Англия тяжело и медленно дышал, пожирая своими почерневшими от желания глазами ангелоподобное тело Америки, пока, наконец, не наткнулся на полный страха взгляд загипнотизированного неизвестностью мальчика.
Моргнув, как во сне, юноша глубоко вздохнул и сглотнул, унимая нахлынувшую волну вожделения и максимально мягко, как мог, что бы не напугать бедное дитя ещё сильнее, выдавил:
- Прости меня. Я не совладал с собой.
Но бедное дитя отреагировал совсем не тем образом, которым следовало ожидать, обхватив по детски изящными ножками старшего за талию и прижавшись промежностью прямиком к его паху.
- Так не держи себя.
Синие глаза горели опрометчивым любопытством, но где-то там, на глубине, темным пламенем проскальзывало совсем не соответствующее мальчишескому возрасту желание - иметь.
Англия больше не мог выносить соблазна, подавно не славившийся особой выдержкой. Он жадно впился в податливые, совсем нежные губы Америки, раскрывая их кончиком языка и мягко проталкивая его в одурманивающую сладость. Он скользил по нёбу, щекам и деснам, переплетаясь с неумелым язычком малыша, который хоть и схватывал всё на лету, повторяя движения юноши, вскоре начал задыхаться от остроты чувств, теряя спасительный кислород. Парень неохотно оторвался от мальчика, словно одинокий путник в палящей пустыне, едва припавший в спасительному оазису и, неосознанно облизнувшись, хрипло спросил:
- Как ты?…
А стоило вообще задавать этот вопрос? Всё и так было видно. Щёчки смущенно раскраснелись, дыхание пыталось восстановиться, волосы разметались по подушке, а бирюзовые глаза судорожно блестели от удовольствия-да по такой радости и восхищению картину писать можно! Англия улыбнулся и, не дожидаясь ответа, вновь стал целовать Америку, но уже не так пылко, а нежно и ласково, утолив первый голод необузданного желания. Обвив его шею, мальчик старательно отвечал, просто плавясь от любви и чувственности, которые безвозмездно дарил ему старший и, ему хотелось обязательно отплатить чем то таким же равноценно приятным. Пока языки танцевали один неведомый им неторопливый танец, а губы нежно терзали друг друга, одна рука отделилась от объятий и интуитивно скользила вниз, к низу живота Англии, где уже пульсировала через ткань черных брюк налитая кровью плоть.
Едва робкие, шаловливые пальчики Америки коснулись заветного местечка, Англия прогнулся в спине, прижимаясь членом к ладошке мальчика, и застонал ему прямо в рот, не прерывая поцелуя.
Поощрённый этой реакцией которая, несомненно, означала, что брату хорошо, малыш вжикнул молнией ширинки, ощущая, насколько твёрдой и горячей, стала эрекция парня. Он уже хотел добраться до самой кожи, что бы узнать, какая она тёплая на ощупь и что будет, если сжать член чуть сильней, но перевозбужденный Англия с сожалением отстранился от Америки и тот успел испугаться, что делает что то не так.
- Я что то перепутал, да?
Огорчённо спросил он, глядя, как старший садиться куда-то в ноги, словно готовится просто так вот взять и уйти-на глазах тут же стали наворачиваться искорки слёз.
- Нет, что ты.
Поспешил переубедить его парень, с ласковой улыбкой глядя на напрасно расстроившегося малыша.
- Всё замечательно, просто позволь сначала мне доставить тебе удовольствие.
Англия не стал говорить ему, что может быть больно, ведь он постарается сделать всё максимально нежно и аккуратно, что бы любимый Америка даже не узнал, что можно испытать что-то другое, кроме острого наслаждения. Он ещё не представлял, как его немалое по сравнению с попой мальчугана достоинство окажется внутри него, но желание получить младшего было настолько велико, что все опасения уходили на второй план.
Америка с удивлением наблюдал, как Англия поднимает его спальную рубашку, под которой ничего не было, раздвигает ножки и начинает трепетно целовать внутреннюю сторону его белоснежных бёдер.
Парень, пребывая в какой-то сладкой эйфории, вдыхал аромат кожи мальчика, пахнущей мылом и хвоей, постепенно спускаясь к самой чувствительной точке мужского тела, которая давала о себе знать, уверенно увеличиваясь в размерах. Малыш мелко дрожал в руках юноши, его глаза закатывались от удовольствия, когда Англия навязчиво проводил языком по мошенке и тугому колечку ануса, он хрипло постанывал и томно вздыхал, а для брата это было наградой. Наконец, юноша прекратил пытку нежными ласками, где Америка сам поддавался бедрами навстречу, непроизвольно истекая смазкой и умоляя Англию сделать что-то ещё, большее, что именно, он сам не знал.
Парень слизнул белые выступившие капельки в головки совершенно гладкого, пока без единого полоска члена, и стал ласкать его пальцами несильно нажимая на основание и сильно сдавливая уздечку. Америка протяжно застонал, заметавшись на кровати, что от этой картины у самого актива жутко заболел пах, требующий разрядки, но Англия пересиливал себя, подготавливая мальчика для наименее безболезненного вторжения. Пока рука продолжала ублажать жадную до прикосновений плоть, язык баловался с яичками, заставляя малыша кричать от пронзительного наслаждения, а потом он начал спуск к непокорным кольцевым мышцам, которые требовалось тщательно размять и расслабить. Губы сразу же принялись за дело.
- Англия… А-а-нглия!… Что… Что ты делаешь?… Ох, нет …Ох… Англия, Англия… - Беспрестанно в исступлении шептал Америка, запустив одну пятерню в свои волосы, а другую в светлую шевелюру брата.
Целуя и всячески разрабатывая анус любимого, Англия наслаждался состоянием мальчика, когда тот задыхался и выгибался в спине, если кончик языка проникал в постепенно размягчающуюся дырочку, а пальцы сдавливали головку.
Прохладный любликант, один палец, второй, третий… Он действовал, как робот, пока в голове пульсировала одна лишь мысль-войти. Но надо сделать всё возможное ради него… И тут Англия решил-хватит.
От поднялся, встал на колени, положил ножки мальчика себе на плечи и, придерживая за бёдра, приставил свой запредельно твёрдый, тщательно смазанный любликантом член к податливому колечку мышц.
- Ну же… - безмолвная просьба, произнесённая одними губами Америки, и парень стал медленно входить в малыша.
Америка застонал и сам стал насаживаться на член Англии, ведомый стремлении быть заполненным до предела, но его мышцы начали постепенно напрягаться и сокращаться, стараясь отвергнуть инородное тело.
- Расслабься, прошу, расслабься… - чертыхаясь про себя, что не может вогнать горячий член в это хрупкое тельце, шепотом упрашивал юноша, замирая, дабы малыш привык к новым ощущениям.
Англия стал массировать его член, стараясь унести неприятные чувства, и ягодицы вновь напряглись, создавая взрывающий раскалённые нервы коктейль из боли и удовольствия.
Англия поспешно убрал ладонь от плоти Америки и ласково провёл ей по взмокшей от бесконечного напряжения груди. Малыш часто-часто задышал, в бессилии закрывая глаза.
Боже, каким он был узким и горячим… Англия не мог передать словами, что он чувствовал, когда его член постепенно скрывался в маленьком и хрупком теле брата, и ещё долго не мог придти в себя, когда головка достигла упора, надавливая по пути на опухшую простату.
- А-а-а… - Громко застонал Америка, когда ощутил всю эмоциональную палитру сумасшедшим вихрем, пронесшейся по нервам и каждой клеточке тела, даря безумное наслаждение.
Спустя некоторое время, старший начал осторожное движение к выходу, склоняясь к личику мальчика в экстазе и удивительно трепетно целуя, словно малыш подарил ему в этот момент целый мир. Хотя оно так и было…
Постепенно первые, самые бережные толчки стали смелее и глубже, рывки сильнее и страстнее, что мальчик сам подмахивал бёдрами, стараясь прижаться к Англии любыми способами.
- Англия, я больше не могу! - Кричал на пике Америка и его мышцы начали сокращаться, вызывая волну ответного оргазма у Англии, который на себе испытывал судороги изящного тела мальчика приумноженным эхом.
Малыш ощущал, что что то горячее разливается в нём и не мог остановить беспрестанных стонов, пока в ладони парня, содрогаясь, его собственный член выстреливал потоки белесой спермы. Наконец, Англия обмяк и практически упал на Америку, если бы не колени, стоящие на постели и гулко гудящая пустотой голова, вымотано уткнутая лбом в подушку возле лица малыша.
- Англия… - Тихо и сипло прошептал малыш, не открывая налитых свинцовой тяжестью глаз.
- А-Англия… - Опять прохныкал малыш, немилосердно хрипя и слепо тянясь ищущей ладошкой к юноше, пока по щекам уже вовсю стекали серебряные в свете луны слёзы.
"- Я… Я же изнасиловал ребёнка… Собственного брата… О котором поклялся заботиться, как мать и отец… Я… Господи, что я наделал!?" - Парень в ужасе и презрении к своему ничтожеству, что не смог устоять перед плотским искушением, наблюдал за детской ручонкой, шарившей рядом, в поисках заветного родного, близкого, любимого тепла.
Он смотрел на заплаканное личико так и не с поднятыми ресницами, которые теперь слепились от пролитой воды, превратившись в острые темные иголочки. Губки искривились в отчаянье, светлые брови изогнулись в неверенье, между ними залегли мелкие морщинки страха.
- А-а… Англ…
- Я здесь, - голос чуть дрогнул, когда собственные пальцы поймали блуждающие пальчики Америки и крепко сжали в своих. - Я здесь, слышишь?…
Америка был благодарен ему.
- Я буду с тобой… Всегда…
- Верю.

Советуем прочитать еще публикации по теме:

kesha Erikan (17-02-2011, 00:34)

офигеть *_______* шикарно, я уже читаю второй твой текст и он бесподобен *____* пожалуйста выложи ещё свои тексты , очень красивые *____* ты просто умница ....=******
kesha Erikan

Di Tere (29-10-2010, 20:48)

Аеее :D
Это ж по "Хеталии" написано, нэ?
Яой такой... мм... просто супер *_*
Автор молодец ^^
Di Tere
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100