Присоединяйся к нам в соцсетях!
Я рекомендую EmoFans.Ru

Что говорят на форуме?

Нас уже: 68221 человек!

Начала писать книгу…

20-06-2010
Автор: linaca      

Глава 1.

Боль…тихо…как же тихо, …что там за этой манящей тишиной? Тихо…о господи как же тихо…слышен только стук шагов… «Бесконечный стук шагов, бесполезная любовь» - вспомнились слова какой-то песни…тихо, как же тихо. Лишь стук напоминает о том, что он ещё не лишен дара, слышать что-либо, …но и громкий стук бесконечных шагов вскоре тоже испарился, оставив в темноте его закрытых глаз, светлую дымку. Она медленно растворилась в кромешной темноте и оставила после себя только яркую вспышку.
Как же тихо, …откуда эта тишина? Даже этот обнадеживающий стук куда-то исчез, …а может быть отправиться вслед за ним, в неизвестность? Только что там… Ну, наверное, на то она и неизвестность, что никто, совсем никто не вправе узнать, что скрывается за темным полотном… Что там? Новая жизнь? Смерть? Веселый клоун, или тень с длинной косой в руках? А возможно там новая тишина, …которая сидит в темноте и держит в руках пустоту…Что там, за полотном? Решать тебе, все как ты захочешь, неизвестность будет такой, как захочешь ТЫ! Только будет это лишь в твой мир, твоя реальность…твоя бесконечность. И никто не увидит твоей «неизвестности»…но самое пугающее, что ради неизвестности, которая так манит…нужно, будет отдать свою жизнь…
А вдруг… Почему тихо? Почему так тихо?
Он боялся открыть глаза, и вспомнить, что случилось пару минут назад, …что же заставило сердце, биться так интенсивно, дыхание, заставило быть прерывчатым…и послало в его тело и душу столько боли. Острой боли… Сейчас, все что у него есть, это только темнота, …а что там? Новая мечта, …что будет, если сейчас он откроет глаза…
Но тихо, …почему так тихо? Он нашел в себе силы сжать руку в кулак, …но это мало помогло, даже наоборот, фонтан напряжения, пробежал по руке, а потом помчался и по всему телу…от резкой боли в шеи он вздрогнул, и моментально открыл глаза…
Над ним склонились фонари, и даже их тусклый свет, стал для него огромной, безграничной радостью…эти фонарики, вдруг подарили ему огонек надежды… надежды…на завтрашний день…
Но с этой радостью, смешивалась острая боль, …он боялся пошевелиться, боялся, что фонарики, в одну секунду просто исчезнут, боялся закрыть глаза, и больше не увидеть блеклого света. Он испуганно моргнул…тихо, …как же тихо…слышно стучит сердце, медленно…
Но нет! Он не позволит…он не допустит того, что оно вдруг перестанет стучать, …он все-таки решился сделать одно неловкое движение, которое оборвалось негромким криком, который внезапно сорвался с его губ. Только дышать, дышать…дышать…Он сделал глубокий вдох, …который послужил началом для новой боли…на этот раз, в расплывчатом, подавленном его сознание появилось ощущение, удушья…он, снова вздохнул - пока что это все, на что хватало сил…
Но боль, аккуратно возвращало его в сознание, он словно выплывал на поверхность, но так боялся снова провалиться в бездонную пропасть, где нет ничего кроме темноты, которая так и норовит пробраться в сердце и окутать все своей черной пеленой…как страшно…ощущение страха, вскоре сравнялось с болью, а потом даже пересилило, он судорожно дернул ногой, будто что-то от себя оттолкнул…а затем резко перевернулся на бок. В ушах загремела громкая музыка. Это был знакомый emo-core…
Он понял… «Это на плеере, который лежал в кармане, нажалась кнопка play»
Наконец, разум уже окончательно вернулся к нему…по телу пробежал последний болевой поток, и он облегченно всхлипнул, в глаза сразу вселилась жизнь, но вставать он не решался…на секунду ему показалось, что боль снова вернулась, …но лишь показалось…сквозь слезы, которым все таки удалось вырваться, и превратиться в водопад который струился по щекам, и даже шеи, …что, же было? Что случилось? Почему сейчас, он лежит на холодной земле, почему, все, что служит для него надеждой это - простые фонари…
Кажется, это было часа три назад…после очередного флэш-моба… Всё вроде хорошо, буквально все, прожекторы приятно слепят глаза, он в окружение своих любимых друзей, из аппаратуры гремит громкая музыка…любимая музыка…все хорошо, кроме того, что завтра нужно снова идти в школу, где у всех, персонально одинаковые, мрачные лица…у всех кроме его, и друзей…которые…отличались…
Да, да это точно случилось после очередного флэш-моба…что-то пошло не так, и он оказался здесь, его лицо обдувал холодный ветер, и заставлял ощущать слезы на покрасневших щеках…что-то пошло не так…стало тихо…потом боль, резкая боль, где то…ниже затылка, …а потом снова пугающая тишина…
Он вновь закрыл глаза…уже даже не боялся, что он больше, может их не открыть…
Эта боль вновь, и вновь мешает дышать.
Эта снова, и снова и снова. Что - то точно,
Возвращается вспять…что-то потеряли.
Чего-то нам не догнать…что-то мы хотели…
Чего-то не смогли…Чего-то не успели,
Кого-то подвели…ему вдруг привидится
В ночи, что-то жуткое, холодное.
Только не заплачь, и не закричи.
Только терпи, все пройдет…только молчи…
Только знай, ты что-то ещё
Услышишь в ночи…только не заплачь, и не закричи…

В голове крутились какие-то жалкие мысли, …которые вперемешку со словами песни, превращались не в мысли, а в бред с сумасшедшего.
Он лежал, освещаемый фонарями, и неполной луной…в черных волосах, с несколькими разноцветными прядями, гулял холодный ветер, …он боялся, что нити, которые связывали его с жизнью, вот-вот оборвутся…
Он боялся, боялся, …что до утра ещё очень, много времени, и он не доживет, он не сможет, а сейчас…кто сейчас, в ночную глушь, будет бродить по улице…
В надежде на то, что утро придет быстрей, чем смерть, он всматривался в фонари, над ними кружили мошки…в наушниках играла музыка, и он не слышал ничего…да и не хотел слышать, совсем ничего кроме слов любимых песен…он не слышал…ничего, и не понял, откуда, перед ним появилась фигура, сначала он видел её не отчетливо, он неожиданности вздрогнул, а потом, фигуру осветил один из фонарей, над ним склонилась девушка. В её глазах дробило стекло, и казалось, что сейчас оно разлетится на маленькие осколки льда, лед растает, и превратится в слезы…
Девушка, не сказав ни слова, протянула ему руку…он ответил тем же…,так она помогла подняться ему, пошатываясь, они так же, молча, дошли, и сели на скамейку, он отдышался, и не решался заговорить первым…это чудо. Или ему просто кажется, ночью…здесь его спасли, он от чего-то заулыбался, вместе с ним улыбнулась вся вселенная, звезды, растения, и даже спящие люди тоже улыбнулись…но не улыбнулась она, та, что сидела на лавочке радом с ним, и держалась руками за голову.
Он - боялся заговорить, потому что мог спугнуть её.
Она - потому, что считала его бесчувственным и черствым, она и его друзей такими считала, хотя на самом деле, она безумно хотела играть у них в metal core - группе…
Он сжал руки.
Она вздохнула.
Сейчас, она спешила к обрыву, у реки, там на её берегу, всегда можно сделать выбор: либо передумать, и вернуться домой, либо шагнуть, в темноту, в пропасть…
Он смотрел на нее, образ был такой знакомый, до боли знакомый, кажется, что эта та самая девчонка, из параллельного класса. Которая уже второй год мечтает вклиниться в их компанию, играть в группе, ходить на концерты. В отличие от всех остальных, она не скрывала этого…она…она была настоящей, без фальши в душе, по крайней мере, так думал он. Он не знал, ни какой цвет ей нравится, не знал, любит ли она плюшевых медведей, он даже не знал, пишет ли она стихи, не знал её имени… но глаза, глаза, которые даже в темноте, светили ему, как две ярких звездочки, сказали ему о многом. Например: « Да что ж ты молчишь то? М? Что сказать нечего? Ну не подошла бы я к тебе, валялся бы ты тут»
Он вдруг встрепенулся.
- Привет. - С трудом выговорил он. И низко поник головой.
- Привет. Я шла к речке. Ты мне помог. Если бы не ты, я бы уже, наверное, давно. - Она махнула рукой, то есть дала понять ему, что продолжать, не намерена.
- Я… - Он замялся.
- Я Кузя… - Вдруг сказала она, и тоже опустила голову. - Что случилось? Я знаю, что-то случилось, …кто с тобой это сделал? - Она говорила все прямо, без всякого подтекста.
А он был не в силах говорить.
- Кузя… - задумался он. - Какое странное имя…Я…мне больно было… - Это все что он сказал. Вдруг показалось, что мир покачнулся. В голове у него все перемешалось. - Я Димка. - Резко выговорил они и с облегчением вдохнул побольше воздуха.
Они ещё несколько минут сидели в тишине, у нее в голове крутились мысли о музыке, реке, счастье, кошках и ужасах…
А у него: «Зачем она хотела сделать это? Интересно как спросить…может прямо?»
Он решился:
- Скажи, а почему ты хотела покончить с жизнью?
Она ответила не сразу, долго молчала, видимо вопрос застал её врасплох…
Она молчала, …а ответ был не удовлетворительный, и даже неприятный:
- Не твоё дело. - Хмуро бросила она ему. Она сначала даже хотела сказать «собачье» дело, …но почему-то передумала.
У него в сердце что-то перевернулось. Мысли снова стали смешиваться, он стал думать о ней, об этой странной девочке с в бесконечно печальными глазами, в которых кроме чувства подавленности и боли, присутствовала вера…вера в чудо, в волшебство…
- Прости. - Проговорил он. Жалея о том, что затронул такую тему. Ведь он совсем не знает её…
Её глаза, как то предательски, по-детски расхохотались, но губы не смели дрогнуть в улыбке, только глаза…Она бросила взгляд в небо…
Всё происходило, как-то странно…сердце начало болеть, в глазах снова все поплыло, голова закружилась, он оперся о спинку лавки, и отбросил назад руки.
И снова тишина…очень тихо. Но совсем скоро, зловещее молчание, нарушил её звонкий голос:
- Моя жизнь! Как у котенка! У бездомного котенка! - Начала она говорить, а точнее кричать, уже во всю плача. - Знаю, плохо себя жалеть! Но для всех меня не существует! Я всего лишь тень! Может когда нибудь покормят, и забудут! Прям как котенок! Точно котенок! Сегодня пообщаются, а завтра об этом и не вспомнят! Доволен? Так же и ты, сегодня смотришь на меня такими благодарными глазами! А завтра… - Она вдруг остановилась, и громко всхлипнула. Сказка, которая на время её рассказа, покинула глаза, снова вернулась, опять та вера, и, наверное, он ведь не знал, но возможно даже наивная детская вера. - Прости. Я…я тебя не должна обвинять. Прости. - Она хотела сказать что-то ещё, но снова схватившись за голову, она встала, всплеснула руками, и, не сказав нечего, скрылась в ночном мраке…

Он был повержен в какое-то странное состояние…
Сидя на лавочке под он считал фонари…их было девять…девять тусклых огоньков светили для него, в эту почти безлунную, теплую ночь.

Он стал оглядывать себя…два широких, клетчатых напульсника на запястье, скрывали вовсе и несуществующие шрамы…
Он снова вздохнул…как же все сложно, а эта девочка говорит вполне разумные вещи…,ведь завтра он наверняка её уже забудет, …а может, и нет…


Глава 2.

ОСА РОКА.
Мунлис проснулась, но ещё долго не хотела подниматься с мягкой теплой постели.
Готесса - ведьмочка смотрела в потолок, и пыталась дотянуться до телефона, который валялся на тумбочке. А на стуле, стоящим рядом с ней, лежала школьная сумка с брелком, в виде крестика… Она никогда в школу особо не спешила. А замечание в дневнике «Опоздала на урок» не имело для Мунлис никакого значения.
А вот Кузька уже мчалась на занятия. В её душе как всегда были мысли…окутанные мечтой и преддверием сказки, которая вот-вот сбудется.
Вместе с этим, она старалась убедить себя, в том, что это всего лишь сказка, которая уж точно не станет явью, …вообще мало какие мечты сбываются, а если и сбываются, то только в волшебных книжках о любви и справедливости. Где добренькие эльфы побеждают орков, или эмо гопоту, …но в жизни все по-другому. Хотя она знала, что иногда, для того чтобы сбылась даже самая заветная и несбыточная мечта, достаточно просто верить, только искренне верить, всем сердцем и душой…и для нее это даже не просто слова…такое случалось в её собственной жизни. После страшной аварии брат впал в кому. И все что она могла сделать, просто верить, верить в то, что он обязательно очнётся, и скоро она услышала от врачей: «Все будет прекрасно»…и никто, не запретит ей верить даже в то, что ребята из школьной, и, кстати, очень популярной по всему району группы однажды пригласят её играть с ними.
Хотя подруга и пыталась убедить её в том, что такие гордые собой люди, никогда не унизятся перед ней, и не куда не пригласят, тем более что для них, Кузька лишь предмет для усмешек и ухмылок…и реальнее встретить эльфа, который будет спокойно ходить в центре города, и примерять сережки в магазинах, чем попасть в местную готическую металл-группу…
На убеждения подруги Кузя лишь расстроено кивала головой, а сама в это время представляла, как играет с группой на клавишах, на небольшой сцене рок - клуба, только теперь она стоит не в зале, а на сцене! На сцене! И тут же влезали мысли: Да кто они такие? Всего лишь мои сверстники! Их клавишник учился в классе Кузьки, сидел за последней партой и постоянно рисовал героев анимэ на последней странице тетради.
Но как, же она мечтала играть с ними…как желала этого…
Желала так, что порой даже забывала о реальности, …подумаешь…для кого-то это просто напросто детская мечта, …а для нее…

Кузя уже подходила к школе, где гирляндами растянулись нарядные первоклашки, на окнах висел плакаты с яркими надписями «С Днем Знаний», старшеклассники были раскиданы по всей площадки, стояли каждый в отдельной компании. Среди букетов и праздничных, веселых лиц, Димка разглядел её физиономию, и громко окликнул:
- Эй!
Кузька сначала не поняла, к ней ли это обращались, но все же, машинально оглянулась. Её постигло удивление…перед ней стоял тот парень, которого вчера она нашла на земле, …который корчился от боли, в наушниках его гремела музыка…она пару секунд не могла сосредоточиться, а потом поняла, это же он! Басист «Обрывков иллюзий»
- Что? - Неловко произнесла она.
- Спасибо. Если бы не ты, я б там до утра валялся.
Она кивнула головой, и опять почувствовала себя неловко.
Он выбрался из толпы и хотел подойти, и поближе разглядеть девушку. Но вдруг за руку его схватила, непонятно откуда взявшаяся Мунлис. Барабанщица в группе, миниатюрная оторва с длинными черными волосами, в губе у нее блестела сережка, впервые Стася видела её в школьной форме, коротенькая черная юбка в складку, белая блузка, но одно не изменилось: на шеи болтался огромный черный крест с несколькими камнями посередине
- Больше заняться не чем? - Фыркнула она.
- Ты чего? Привет кстати. - Не понял Димка.
Кузька наблюдала за всем этим, и нервно теребила фенечку на руке.
- Тебе чё пообщаться не с кем больше? - Мунлис брезгливо кивнула в сторону Кузьки.
- Да ладно… - Махнул Димка.
Они влились в толпу. А Кузя осталась стоять. Она снова почувствовала себя жалким существом, жалким и никому не нужным человечком.
Она и нечего плохого никому не сделала, в школе была скорей пай-девочкой. А с чего-то её взяли и возненавидели, даже одноклассники особо общаться с ней не хотели, …Кузя недоумевала, ПОЧЕМУ?
А Дима этот, какой-то слабый…поддается под чужое влияние, …делает то, что ему диктует жизнь, а точнее диктует Мун, а не то, чего ему хочется…тогда зачем жить? Если не имеешь собственного мнения? Если свободы в душе нет?
Здесь можно было бы спорить и спорить, кто из них жалок, Кузя , или Димка. Но девушка не уступила Диме звания быть жалким, и оставила его себе.
Она стояла, и застывшим взглядом, и смотрела вслед готу и готессе, …но они бесследно простыли в толпе учеников.
- Кузька! - Вдруг услышала девушка и обернулась.
Перед ней стояла Ирка. Лучшая подружка, одноклассница, просто веселая девочка. Сейчас она выглядела как Пеппи Длинныйчулок, полосатые гетры, белые кеды, черная юбочка, блузка и два черных, высоких хвостика. Рубленая челочка и куча фенечек на руке.
- Кузька! - Радостно повторила она и кинулась ей на шею. - Ты чего грустная опять?
- Ни чё. - Буркнула Кузя…
- Ааа…эти опять? - Догадалась Ирка. - Да наплюй ты на них! На фиг они тебе нужны?
- Ну да. - Снова грустно кивнула и устремила взгляд на сцену, где возилась деректрисса и её зам.
Кто-то постукивал по микрофонам, ди-джей проверял, все ли хорошо с аппаратурой…на территории школы как всегда была суматоха и шум.
Особенно когда все классы становились на свои места, которые по обыкновению, были отмечены мелом на асфальте.
Толпа сгущалась. Ленты первоклашек стали длиннее, Стаська растеряно металась в ватаге одноклассников и белых бантов. Шум, глушил ей уши…
- Эй, стоять! - Вдруг услышала она за спиной, и кто-то грубо встряхнул её за плечо.
Это снова была Мунлис. В её глазах металось, что-то среднее между презрением, и жалостью.
- Что хотела? - Не смотря на тон собеседницы, Стаська выговорила эту фразу довольно вежливо.
- От Димы то тебе чего надо? Тебе не надоело к нам подкатывать? А? Только вот смотри, если ты только посмеешь к Димке… - Она не договорила.
Стаська несколько секунд стояла в недоумении.
- Мне? Мне…нечего. Я просто. Он вчера, ночью…
- Твои оправдания я не буду слушать! Но запомни! Я не перед чем не остановлюсь! А если будешь опять к нему подкатывать… - С этими словами Мунлис резко развернулась и помчалась к сцене.
Душа Кузи закричала. И все вокруг, потеряло контрастность.
Да, да…она привыкла жить с болью, которая затмевает все кругом. Её душа, была закрыта в каменных стенах, где все, что есть там, это только мечта, наивная детская мечта.
Она вдруг вспомнила слова [amatory]:
Ты не вернешься, из этой жизни,
Ты задохнешься в своей пустоте,
Ты разобьешься, я знаю точно…

О чем пелось дальше, она вспомнить не могла, директрисса вышла к микрофону, и стала говорить что-то, в данный момент, она вроде бы обращалась к первоклассникам…
Напутствия учителей, первый звонок, все это прошло как-то быстро и незаметно, Кузька все линейку болтала с Иркой, но она вдруг замолчала, когда услышала знакомый голос. Девушка приподнялась на носочки, чтобы лучше разглядеть, кто там стоит на сцене. Это была Мун. Одной рукой она нервно крутила тарелку на ударной установке, а во второй держала микрофон, и представляла песню, которую на этот раз сыграют «Обрывки иллюзии ».
Кузя, освободив свою руку от Ирки, подобралась к сцене поближе.
Мунлис, была какая-то растерянная, как будто чего-то не договаривала собравшейся толпе. Но наконец, она закончила, и уселась за барабаны.
Кузька сразу узнала эту песню…ребята уже, когда то играли её, спокойная, умиротворенная музыка, даже немножко похожая на колыбельную, ей была не по душе. Хотелось чего-то более яркого.
И её желание сбылось.
Кузя перестала разглядывать обувь школьников, когда послышались аккорды, которые были свойственны только едкому ню металлу.
Директор, которая расслабленно слушала их первую песню, подскочила, и попыталась выразить протест музыке, но её крики, были не слышны, в ликующей радостной толпе.
Но все только начиналось groul, scream, rock, выстрелили свободой. Оса рока промчалась по всей площадке.
Родители возмущённо фыркали, и демонстративно закрывали уши руками.
Начальная школа с изумлением смотрела на сцену, а старшеклассники, которых оса, уже ужалила просто прыгали, подняв вверх руки.
Но все только начиналось, …начинался конец…начиналась узкая дорога в бесконечность, где на каждого давят стены, и я не всякому удаётся дойти до конца этого тесного коридора, один неосторожный шаг, по чьим, то расписанным ходам… стены давить перестанут…и ты обретешь…покой…вечный outside…
Сейчас, даже непонятно от чего, Кузя почувствовала себя как то нехорошо…может быть от того, что, впечатлительная Кузька, все-таки расслышала слова песни:

Она жалела, жалела о том, что случилось,
И пожалеет о том, что случится вскоре,
Нельзя жалеть о том, что было в прошлом,
Иначе будет ещё больше боли!

А может быть и из-за то того что Ирка никак не хочет понять её жажду, жажду играть в группе…
Она не понимала, почему сердце, как будто немного сжалось и там, словно погас последний цветной квадратик, остались лишь черные, нет, даже не черные, а серые, серые и аморфные, как туман…точно, серые мысли…
Кузя, которая окончательно погрузилась в себя и перестала слушать любимую группу, даже не заметила того, что оказалась на лавочке, рядом с Иркой, в старом сквере…для неё пропал тот промежуток времени…
Кузя судорожно встряхнула головой и стала сосредоточено потирать виски, что бы все-таки вспомнить как она тут очутилась.
С ней такое происходит в первый раз…,такое странное ощущение потерянности…она уперлась подбородком в колени, пытаясь вспомнить хоть что-то, …но все это зря…
Ирка всё это время пристально за ней наблюдала и так, что бы подруга вдруг не заметила, потихоньку хихикала…
- Чего с тобой? - Ира пихнула Кузю плечом.
- Все хорошо. - Кузька подняла голову и улыбнулась.
Нет, это вовсе не фальшивая улыбка, в сердце снова вспыхнул тот самый квадратик и осветил всю округу, сделал все прекрасным…да, да…и даже та разбитая бутылка, она отражала в себе солнечные лучи…и крики ворон, которые так не любила Ирка, они, для Кузи стали бесконечной песней…

Здесь, в отдельном уголке парка, Кузька проводила почти каждый свой день, одна, или с Иркой…тут было все, что ей нужно, когда она хотела побыть в одиночестве, все птицы вдруг улетали, и белка Варька не приходила, все что могло помешать ей в такие минуты, лишь ветер.


Ирка полезла в рюкзак, и что-то увлечённо там разыскивала, а Кузька разглядывала кроны вековых лип…и улыбалась.
Вдруг, откуда не возьмись на скамейку, прямо между девочками запрыгнула серая, с большими черными глазами и длинными ушками белка…
Губы Кузьки расплылись ещё в более широкой улыбке.
Ира взвизгнула.
- Не ори! - Засмеялась, Кузя и осторожно, но без всякой опаски дотронулась до белки. - Это Варька. Варя, - Обратилась девушка к животному. - Предупреждать надо.
Ирка покрутила пальцем у виска.
- Гениально! Разговаривать с белкой!
- Варька не белка! - Обиделась Кузя. - Она человечек в образе бельчонка, она все на свете понимает и меня любит. - Кузька снова погладила Варьку.
Ирка ухмыльнулась и вынула из рюкзачка пакетик с арахисом, запустив туда руку, она протянула её Варе.
Та сначала отпрянула, а потом, когда поняла что её хотят угостить, снова заскочила на скамейку и взяла один орешек в лапки.
- Скромная блин. - Пояснила Кузя.
И действительно, больше белка не брала, уселась и только слегка, как кошка потряхивала хвостом.
Ирка была очень приятно ошеломлена, а точнее удивлена…никогда она так близко белку ещё не видела, а это ещё и знакомая её подруги…чего только в мире не твориться.
- Ну, а ты кричишь сразу. - Сказала Кузька поднимаясь.
- Мда…и давно вы знакомы? - Ира заулыбалась.
- Ну, …месяц точно. - Девушка устало потянулась. - Ладно девчонки. Я пойду. Она провела рукой по спине Варьки и помахала ладошкой Ире.
- Пока. - Расстроилась Ирка.
А Варька…Варька она ничего не сказала, точнее сказала, что-то на своем беличьим, немного посидела с Иркой, но а когда та руку к ней потянула на дереве скрылась.
Ира вздохнула.
Встала и медленно пошла вдаль по осеннему парку…
Кузька тоже шла не спеша, как всегда разглядывая все, что её окружает…,в глазах блестела жизнь, а вот в душе как всегда жажда чего-то большого, бесконечного и необъятного…

Вчера прошел дождь, значит сегодня будет радуга, такая вот странная разноцветная штука…бывает ЛИШЬ после дождя, ТОЛЬКО ПОСЛЕ ДОЖДЯ… но не для Кузьки…а все очень просто. Наверное, это единственная вещь, о которой она не распространялась. Кузя знала; есть такая профессия: «волшебник», это те люди, которые рисуют радугу на небе и создают другие прелестные штуковины…только один дефект у этой профессии, …а то есть два…никто её не оплачивает, и такое волшебство творят эти волшебники лишь для себя…
Кузя тоже относила себя к ним. Нет, она вовсе не бегала с волшебной палочкой и не надевала треугольную шляпу.
Все по-другому.
Просто - на просто, в её душе, как и не у многих, таких же, как и она сама, была свобода, и даже больше, Кузя не знала, как называется такое чувство, но она ощущала его ни раз и даже не два. Тогда ей казалось, что она может достать до неба, может быть кем угодно, и может делать все, что ей хочется. Именно в такие моменты, она и рисовала для себя радугу, …но ещё плюс ко всему этому, у волшебников в душе, как считала Кузя, не должно быть желания лицемерить и лгать, тогда, это будет уже не волшебник, а жалкий фокусник…
Сейчас, она видела радугу, и не могла понять, что это, настоящая радуга, та самая, что появляется после дождя, или та, радуга из её воображения. Она не знала этого, …просто не знала.
Да, …наверное, именно это и называется потерять грань между реальностью и вымыслом, просто взять и стереть ту четкую линию ластиком, а потом не найти карандаша, чтобы провести её снова.
Но сейчас не важно, какая это была радуга, Кузьке хотелось другого…дойти до конца этих семи полосок.
Она знала, это странно…и сама над собой засмеялась…
Но всегда найдется то, что смеет помешать. На светофоре вспыхнул красный свет, и Кузя остановилась, в очередной раз, думав «Надоело уже, достали правила, я на красный свет пойти хочу» а на самом деле она понимала, что такая глупость может стоить ей жизни…

Но случилось так, что к несчастью, а может и наоборот, она остановилась на этом чертовом светофор, вместе с ней остановились и другие люди, и среди них оказалась невысокая женщина с короткой стрижкой, с морщинками на лице, лет наверно тридцати-тридцати пяти…Майя Владимировна. Кузя знала её, а она знала Кузю.
Майя Владимировна - преподаватель в туристическом клубе, куда Кузька ходила около года. Когда девушка только примкнула к туристике, сразу заявила «Хочу прыгнуть с парашютом», её желание все одобряли, и даже поддерживали, но все не было подходящего случая.
Кузя ходила на каждую консультацию, по поводу парашютного спорта, проходила инструктаж, знала об этом буквально всё.
Но ведь все это фигня! Всего на всего теория…
И вот, женщина вдруг резко поворачивается, и замечает Кузьку…
- Кузя!? - Воскликнула она.
- Здрасти, Майя Владимировна! - Улыбнулась девушка.
- Пошли, отойдем? - Предложила женщина.
Кузя отрицательно покачала головой.
- Ну ладно, тогда послушай, ты же вроде проявляла интерес к парашютам?
- Ну, проявляла. - Заинтересованно произнесла Кузя.
- Номера у меня твоего нету, а так я все обзвонила и предупредила, …а из твоей школы к нам только один мальчик ходит, передать тебе некому было, в общем, сегодня небольшая группа каскадеров отправляется на тренировку, и нас собой возьмут, там ещё дополнительная инструкция и проверка, в четыре, сейчас только, - Майя Владимировна посмотрела на часы, обычная бюжютерия явно не дорогие. - Сейчас только двенадцать, я иду список своего клуба подавать, ты хочешь?
Кузя затаила дыхание…
Она ведь долго мечтала об этом, а сейчас, вот мечта может запросто стать явью, а в горле у нее почему-то пересохло, и появилось чувство напоминающее сомнение…какое-то колебание, между «да» и «нет» и всего лишь от одного слова зависит то, как ты проведешь небольшой промежуток времени? Можно ответить «нет» и снова бесцельно провести время, сидя в наушниках. А можно лишь сказать робкое «да» и исполнится мечта…
Кузя как-то неестественно вздохнула, и на выдохе произнесла:
- Да.
- Отлично. Умничка, в четыре собираемся на площадке.
- До свидания. - Выговорила Кузя.
И только она повернулась к дороге, обнаружила, что снова загорелся красный.
«Ненавижу!» - вслух произнесла Кузька.


***
Наконец добравшись до дома, она заметила, что пребывает в каком-то странном настроении, толи она полностью удовлетворена, толи наоборот, жалеет о своем выборе.
Она сняла туфли и прошла в комнату.
Вытащив из тумбочки плеер, и наушники Кузя уселась на кровать и стала размышлять.
Во всей её жизни не было таких моментов, от которых захватывало бы дух…все что было, это глупые разговоры с собой о том что жизнь дается всего один раз и телепередачи по телевизору…Но наступают времена, когда просто инертно разглядывать то, что там показывают просто не хватает никаких сил, и хочется узнать, что же испытывают эти люди, каскадеры, туристы, альпинисты…хочется ощутить все самому!
И Кузи тоже очень захотелось…
Но как ей казалось, страх гораздо сильней её самой…
Но ведь в действительности, она понимала:
«Да, да жизнь дается один раз, один. И за этот один раз нужно попробовать все, все, что в твоих возможностях, но человек так часто не воспользуется ими, а когда понимает, что больше ему такой возможности не предоставят, он горько плачет, и упрекает себя в том, что не смог, упрекает в том, что слаб, …укоряет себя в том, что не пользуется преподнесенным на блюдечке благом - ЖИЗНЬЮ…»
- Вот все и решено… - Сказала Кузя сама себя и беззаботно заулыбалась. - «Жизнь измеряется не количеством прожитых тобой дней, а моментами, а от которых душу захватывает» - Прочитала она на небольшом плакате, висевшем возле стола, и возмущенно фыркнула: - Вы что, сговорились что-ли?
Кузя вдруг как-то резко перестала думать о парашюте, и стала просто слушать музыку…спокойно…

В сущности, Кузька не терпела двух вещей, когда лгут в лицо, и подольщаются, только для того чтобы провернуть все под себя…
А вообще о человеке, у нее было очень широкое представление…с одной стороны, она не то что не любила людей, а даже ненавидела, не за какие-то особенные качество, а за то, что человек - это всего лишь марионетка, которая покорно выполняет то, что диктует ему жизнь. Не любила людей за то, что среди них есть террористы и грабители…ненавидела за то, что благодаря человеческой популяции в мире появилась жестокость, лицемерие, корысть, зависть…все это появилось благодаря людям.
С другой стороны, она проявляла к человеку жалость.
Ведь он действительно жалок, человек не может предотвратить убийства, грабежи, у него просто не хватает смелости и сил, хотя он может…
С абсолютно другой стороны, Кузя понимала людей…
Для одних, убивать - это яркая игра…это легко.
Но существуют люди, …которые не могут ударить, потому что испачкаться бояться, и которые…ну, потому что не могут! И все!
И не каждый бросит вызов жизни и расквитается со всеми, кто, причиняя ему боль, ибо не хочет лишать себя человеческих качеств и медленно превращаться в животное…
А с другой стороны, Кузька очень любила людей. Ведь только благодаря человеку появились: дружба, честь, любовь, смелость, преданность…
Она любила тех, кто в ней нуждался, - они делали ей счастливой.
Она любила тех, кто её горячо ненавидел её, - они делали ей сильней.
Она любила тех, кому все равно, - они безликая массовка.

Но среди всей этой, серой на первый взгляд, массы, найдется настоящий человек, тот который не играет в жизнь, тот, что радуется каждому дню, тот, что не ставит четких целей, тот который живет не лишь для себя…ведь если ты не для себя, то для кого ты? Если ты не для кого, то для чего ты?
Да, она знала, что есть люди, которые пережили такое, после чего жизнь стала для них благом, отданным на некоторый срок…благо, которое когда-то нужно будет вернуть, …и он проживает каждый свой день с любовью ко всему что его окружает, со стремлением сделать в этой жизни как можно больше.
Кузя слышала: «Когда ты родился, ты плакал, а мир ликовал. Так проживи же ты так, что бы, когда умер, ты ликовал, а мир плакал»
Кузька вздохнула.

Сама она жила, как и все, в ритме большого города, она ничем не примечалась, и для кого-то была такой же серой…кого-то она делала счастливей, кого-то заставляла быть сильней, а для кого-то являлась всего лишь человеком из безликой массовки.
Она жила полноценной жизнью, но не могла назвать себя счастливой.
Вовсе не потому, что у неё не было друзей, не потому что иногда ей приходилось бороться за жизнь, а не учиться…нет, все было нормально, но счастливой она себя назвать не могла, …может быть просто не пришло время…может быть…

Нередко Кузе бывала до безнадежного крика больно, нередко душа кричала, нередко казалось, что жизнь утекает как вода сквозь тонкие пальцы…нередко её постигало отчаянье.
Но она точно знала, что отчаянье - это лишь время, которое нужно пережить, и все встанет на свои места, и потом она с Иркой будет долго смеяться над этой темой…всегда, когда ей было плохо, она знала, что где то, может быть даже очень далеко, есть тот, кому гораздо хуже, и твои проблемы, по сравнению с его, это просто песчинка…
Она знала это, и с трудом пережив это ужасное время, снова радовалась, улыбалась, смеялась…снова все было прекрасно и беззаботно, но проходил какой - то промежуток, и опять все вокруг тускнело, а Кузя уже не боялась этого, потому что знала, все пройдет…и это тоже…
И это проходило, …иногда оставляв большую, глубокую ссадину на сердце, но, тем не менее, проходило, и даже на какое, то время забывалось, и вскоре начиналось вновь…
Это круговорот, которого не избежать никому, как бы он не старался…у него нечего не выйдет.

Раздумья Кузи прервал настойчивый звонок в дверь…,она отбросила наушники на диван и помчалась открывать, …взглянув в глазок, её постиг невероятный шок…
Над дверью стоял Дима…
Она распахнула двери и вывалилась на лестничную площадку.
- Ты зачем пришел? - Удивленно воскликнула она. - Откуда ты знаешь где я живу? Следил?
- Нет! Ты чего? Я твою подружку в парке встретил…
- Ирку? Да, ну…она бы тебе в жизни нечего не сказала…короче забей…Зачем пришел?
- Спасибо сказать. - Пожал он плечами.
- Да не надо мне твоего спасибо… - Сначала Кузька растерялась, а потом вздохнула, и собралась с мыслями. - Блин, ты думаешь, мне приятно было, тогда, на линейке? Ты думаешь, что мне не больно? - Она посмотрела парню в глаза и потерянно моргнула.
- Прости… - Выговорил он.
- Знаешь, мне кажется, что ты сволочь…извини за прямоту, …пожалуйста. А и еще, кто я такая, что ты за мной ходишь и спасибо говоришь?
- Ты мне помогла, хотя могла бы, как и все, презрительно улыбнуться и равнодушно…пройти мимо, в общем! Знаешь, мы ведь можем общаться… - Он протянул Кузе руку.
Она ответила тем же…
Несколько секунд, они прибывали в молчании, …которое нарушила Кузька.
- Раз уж встретились, просвети меня глупую. Что такое Gothic point of view? - Кузя намерено коверкала готический термин.
- Ну, слушай… Это Готическое мировоззрение. В принципе, это сочетание двух основных элементов : жизнь по принципам абсолютного индивидуализма и неоромантики. - Он замялся, и потом продолжил. - Всегда стремиться к большему, искать красоту даже в том мире, в котором ее нет, всегда смотреть на все стороны жизни, не закрывая на них глаза. Пытаться изменить
каждый серый, банальный день - внести в него эмоции и чувства путем музыки, стиля одежды, и много другого. Знать правду и мрачно иронизировать над ней, это принцип даков - "Die Loughing!" это переводится как «Умирая улыбайся». Переплавлять все свои эмоции как позитивные, так и негативные - боль, отчаяние и иные, в жизненную энергию. Вот…Чувствовать себя нормально со своим мрачным, ну или ироническим настроением, странными взглядами на жизнь и брать из всего этого силу. Готы берут энергию и жизненное вдохновение из той музыки, литературы, арта и философии, которая других просто "грузит", депрессирует, кажется слишком мрачной, заумной или слишком сложной. Готы живут тем (что заставляет все время испытывать эмоции. Например музыка…Обычно готическая музыка очень эмоциональна и многим людям весь этот спектр эмоций просто не нужен им хватает одной из сторон, к примеру - только позитивных и радостных. Им хватает 4 цветов. Остальные - боль, грусть, эмоциональная агрессия от жизни и другие, те, что не причиняют ничего хорошего - для них тяжелы. Готу же нужны все оттенки, краски эмоций - полет абсолютной боли и радость каждодневного преодоления границ серости реальности, безграничная грусть и несущая понимание чувств печаль. Радость - край, грусть - второй край. Готы - посередине. Готы сохраняют холод своих эмоций. - Кузька с удивлением подняла левую бровь. - Нет, нет, они слабеют от грусти, мрачности, депрессии, а находят в этом свою радость, энергию и силу. Понимаешь как это? - Кузя кивнула. - В радостной музыке нет силы для готов, так как радость - проста, в то время как внутренняя
сосредоточенность, холодная грусть и ирония имеют сотни оттенков. Блин, даже не знаю как объяснить. Ну если человек прошел через сложный период жизни - он слушает ту музыку, которая дает силу, энергию. В этот период познается то, что настоящее в жизни, а что нет, так как восприятие человека обостренно и способно тонко чувствовать разницу между искренней, вкусовой музыкой и "конвейерной". - Он улыбнулся. - Поэтому к готике часто приходят через "черную" полосу жизни, которая заставляет отделить фальшь от настоящих эмоций, а искусственно созданную, исходно "коммерческую» или же однобокую тотально-радостную музыку от той, которая несет эмоции… - На этом он закончил свой рассказ.
Кузя вздохнула. Ну прям лектор какой-то…
- Да. Кажется, я понимаю. То есть вам не нужна одна сторона жизни…вам нужны все её ощущения, да? Типа, как страхи, так и радости…вы не стараетесь жить ровно и удобно…да?
- Уау! Рад, что ты поняла.
- Ммм…мне страшно. Раньше я безумно хотела прыгнуть с парашютом, а теперь я добилась этого, …но мне страшно и я уже жалею.
- Знаешь чё я тебе скажу? Проживи жизнь так, что бы когда ты умерла, этот мир вздохнул с облегчением.
Кузя улыбнулась.
- Ну я пойду, на репетицию. Бай, хорошо выходные проведи.
Она молчала, он пошел по лестнице вниз…
«Ирония, и холодная грусть имеет сотни оттенков» - подумала про себя Кузя… «И правда»
Она улыбнулась…
При разговоре с Димкой, она чувствовала какую-то фальшь, неискренность по отношению к ней самой…хотя возможно ей только показалось. Да, точно показалось.
И она снова заулыбалась все еще стоя в дверном проеме.
Её жизнь как то совмещалась с готической философией…
Ведь для неё тоже было характерно сочетание несочетаемого, сарказма и романтизма…несколько иронического отношения к жизни и в тоже время с глубоко спрятанной верой в справедливость и чистоту эмоций…
Наконец окрыленная душа Кузьки вернулась на землю…и она, взглянув на часы, переоделась и помчалась на школьную площадку.


***
Там уже собралась целая толпа, школьников и людей более, старшего возраста, как предположила Кузька эти люди и являлись самими каскадерами…и она угадала, девочка подошла к одной молодой особе, она мучилась со шлемом, который ну никак не могла натянуть на голову. Она несколько раз встряхнула белокурыми кудрями и рывком головы отбросила волосы назад. Кузя с интересом за этим наблюдала, и наконец обратилась к девушке:
- Привет. - Улыбнулась она и плюхнулась на железную скамейку, где лежала сумка и стояла бутылка с водой.
- О! Приветик. - Выговорила девушка, уже справившись со шлемом
- Я Кузя.
- А я Вика. - Представилась та.
- Послушай, Вика, у меня тут проблема. - Кузя поёжилась от очередного табуна мурашек пробегавшего по телу. - Я в первый раз буду прыгать…и мне страшно, - Она опустила глаза.
- Послушай, Кузя, страшно, только тогда, когда ты к этому готовишься, когда наступает тот самый момент, когда знаешь, что вот, вот, ты следующая прыгаешь, и тебе не избежать этого, а потом просто захватывает дух…
Кузя вздохнула, и почувствовала, что в принципе морально уже подготовилась.
Она слышала, как Майя Владимировна называла, чьи то фамилии, и вот, вдруг промелькнула её фамилия…возникла пауза.
- Смоленко! - Громче повторила Майя Владимировна.
Кузя подбежала, и, выкрикнув растерянное «Я тут», вдруг резко остановилась.
Пятеро ребят. Одного парня, из их школы, она немного знала, стояли с какими-то большими пакетами, рядом стоял здоровый мужик, который судя по всему эти пакеты раздавал.
Все молчали. Но через несколько секунд, зловещую тишину посмел нарушить тот самый мужчина, он гулким басом произнес:
- Больше нет.
Кузька не понимала о чем идет речь, и лишь потопталась на месте.
- Как это нет? Вы что снаряжение на Смоленко не приготовили?
- Нет, на Смоленко не приготовили… - развел руками мужчина, и отвернулся к ребятам, и всем этим дал знать о том, что не намерен больше принимать участие в разговоре.
- Кузя… - Растерялась Майя Владимировна.
- Я поняла. - Спокойно вымолвила Кузька.
Больше она нечего не сказала. Так же спокойно развернулась и пошла прочь со школьного двора, Майя Владимировна ещё что-то кричала ей вслед, но Кузька уже этого не слышала.
Нет, она даже не заплакала, не расстроилась. Но что-то стало не так…она даже не поняла что…
Кузя шла медленно, и оглядывалась по сторонам.
Она этого ждала.
Она этого хотела.
Она к этому готовилась.
Для неё…это было некой целью.
Но это, то, что наживалось несколько лет.
Взяло, и растворилось в один день.

Сейчас, ей очень хотелось побыть одной, ну или хотя бы с Варькой, которая обязательно выслушает и при этом, никогда не выскажет своего мнения.

В парке, обычно было безлюдно, …но только не сегодня, почти все лавочки были заняты учениками, не смотря на то, что праздник этот, День Знаний, был не таким уж и веселым, все таки начало года, а сначала в школу идти совсем не хочется, …не смотря на все это, по всему парку разбрелись веселые старшеклассники, и старшеклассницы. Из всей этой радостной массы выделялась Кузька, которая шла прямо по середины широкой аллее, многие не замечали её - грустную девушку, в глазах которой не было ничего кроме разочарования и какого-то холодного безразличия…
А многие кидали взгляды в ее сторону, и даже хихикали, …но в основном никто внимания на нее не обращал…
Она шла…
Что-то заставило её поднять глаза вверх…и она…она просто не поверила тому, что увидела…на встречу ей шел Димка, видимо заметив её, парень ускорил шаг, и вскоре они оказались рядом с друг-другом.
- Привет ещё раз. - Весело произнес он - А ты разве не это, - Он неопределенно указал пальцем вверх.
Кузька отлично поняла, о чем говорил Дима, но перековеркала его слова совсем в другой смысл:
- Я, наверное, вот скоро…и того… - Она тоже «тыкнула пальцем в небо».
- Что-то случилось? - Заметил он.
Она молчала.
Он заглянул в её глаза, детские, наивные…в них снова была грусть…глубокая грусть, казалось что всех вокруг она способна поработить…и заставить плакать, без особых причин, просто плакать…полностью отдаваясь своим эмоциям…
- Случилось… - Наконец ответила она, - И отвела взгляд в другую сторону. - Надоела мне эта жизнь.
Он оробел.
- Ну, если ты нашла повод для смерти, найди повод для того чтобы жить… - Тихо сказал он и несмело улыбнулся.
Она тоже, казалось бы сквозь силу улыбнулась…но на самом деле…да, да…он знал, он был уверен что эта улыбка по детски безмятежная и доверчивая… искренняя…да…наверное Кузя - вечное дитя…да…для многих она была лишь смешной, хорошей девочкой…и она нередко и в самом деле была такой…какой хотят её видеть окружающие - настоящей… очень странно…но за свои пятнадцать лет у Кузи в душе очень редко возникала потребность солгать…и то это было по пустякам…кто как не ребенок, может обладать такой непосредственностью, естественностью, и непринужденностью…
- Ты прав… - Так же тихо сказала она. - Прав…
Они постояли так не долго, всего пару минут…как то странно…но эти несколько минут они провели в тишине, …а кажется, столько всего сказали друг другу. «Так бывает» - Подумала Кузя…
- Пока. - Вдруг сказала она…
Он не ответил…
Она пошла домой…там её уже ждала мама.


***
Домой Кузька пришла в подавленном настроении…сняла черные кеды и поставила их в шкаф…
Мать сидела на кухне склонившись над каким-то женским журналом…
Женщина - с редкими темными волосами, коротко стриженная в домашних, пушистых тапочках и махровом халате…в очках.
Она поглядела на Кузю, которая молча прошла и села на стул напротив…
- Привет, доченька, - Улыбнулась мать и сняв очки положила их на край стола.
- Привет. - Кузя низко сникла головой, и внезапно, очень-очень тихо…чуть ли не плача, начала рассказывать все…все с самого начала…с того момента, когда она впервые поблагодарила этот чертов красный свет…
Мама все выслушивала, не перебивая…боясь спугнуть ранимую дочку…
Под конец своего рассказа Кузька громко всхлипнула…
- Кузя… - Только и смогла выговорить мать.
- Тоже самое сказала мне Майя Владимировна! - Грубо отрезала девушка и удалилась в комнату…
Она легла на кровать, включила музыку на плеере и накрыла лицо подушкой…возможно мать стучалась к ней весь вечер…что ж…возможно…но Кузя не слышала…она об этом не знала.


Глава 3.

Разочарование.
Кузя проснулась раньше обычного…ещё немного повалявшись в мягкой постели, она встала… и подошла к окну…
И только теперь, девушка поняла, что же её разбудила, по стеклу все утро стучали большие дождевые капли…
Другой бы расстроился, и увалился обратно в постель, с мыслями «Блин, не погуляешь»
Но только не Кузька, она счастливо заулыбалась, и кинулась переодеваться…а потом снова выглянула в окно…там, на лавочке, под одним зонтиком сидели девушка и парень…на поводке, парень держал маленькую собачку…и Кузя снова очень удивилась, когда узнала в этих людях Мунлис и Диму… «Да что ж это такое!»
Когда уже была готова, она положила в карман куртки плеер, вытащила из коробки новые кеды. И хотела потихоньку пройти мимо спящей матери…
Но ей этого не удалось…
Женщина приподняла голову с подушки и сонно произнесла:
- Ты куда?
- Гулять… - Вздохнула Кузя.
- В дождь?
- Да…
- А когда придешь?
- Когда плеер сядет… - Весело выкрикнула Кузя, которая уже была на лестничной площадке.

Она прихлопнула дверь подъезда и вышла на улицу…и не жалея новых, желтеньких кед она помчалась по лужам к ребятам, лишь бы быстрей взглянуть в его глаза, ещё из далека она крикнула:
- Эй! Привет!
Димка отвернулся.
Но она не придала этому значения…
И когда уже подошла к парочке, весело произнесла.
- Приветик…гуляете?
- А что не видно? - посмотрела на нее Мун.
- Ну… - Замялась Кузя.
- Чего тебе? - Вмешался Димка.
- Я… - Она не находила слов…лишь смотрела на него
- Что смотришь? Иди… - Выговорил он.
- Ну ты ведь…вчера говорил…что мы можем общаться…
- Что? ТЫ говорил? Ей? - Затарахтела Мунлис.
- Мне делать нечего было… - Проговорил Дима и схватил Мун за руку, потом он присел на корточки и погладил своего промокшего питомца, приговаривая: - Хороший мой…хороший…
Все явно ожидали, что Кузя уйдет, но она не сдвигалась с места…стояла…
- Девочка иди ты лесом, а? - Не выдержала Мунлис…
Но Кузя не одарила её даже презрительным взглядом…она ещё секунду помолчала, подождала пока Дима поднимется, и глядя прямо ему в глаза, и слегка покачивая головой, четко, словно уже репетировала, произнесла:
- Знаешь, у сволочей тоже есть мамы и папы, которые их любят, …есть любимые кошечки и собачки, …но с другими они так и остаются сволочами…

Кузька не стала дожидаться ответа, просто отошла и села на соседнюю лавочку, она не капли, не тая этого, внимательно наблюдала за Мунлис, Димой и крохотной собачкой…
Мунлис ещё поглядывала на Кузю, но та, не прятала взгляда, а лишь переводила его с Димки на Мун, а с Мун на Димку…
Прошло всего несколько минут, а Кузька уже успела промокнуть насквозь…но девушка сидела, домой не собиралась…
Совсем скоро к ребят подошли их одноклассники…Максим, и Алекса.
Алекса, так же как и Мун, была прожженной готессой, только волосы у неё были гораздо короче, и не такой броский макияж…
Макс же относил себя к обществу эмоционально не стабильных…бровь его пересекала тонкая шпилька пирсинга, длинная рваная челка закрывала пол лица, поэтому было видно всего один глаз,
«Обрывки иллюзий» - Как считала Кузя это дикая смесь эмо, кибер готики и готики, …как в музыке, так и в образе жизни самих участников…

Ребята, поприветствовав друг-друга, как то демонстративно обнялись и пошли куда-то прочь из двора Кузи…Мун ещё оглядывалась назад, но Кузька этого уже не замечала…она склонилась над большой лужей, которая для муравья или другой крохотной букашки показалась бы безграничным океаном, склонилась и стала вглядываться в свое отражение…
Светлые тонкие волосы потеряли всякую форму, две нарощеных полосатые пряди небрежно болтались спереди… «Доверилась, глупая дура! Наивная и глупая! К чему? Ну, вот к чему им со мной общаться, у них своя тусовка. Куда мне то? Вот надеюсь, я тут, что наступит день и добрая Мунлис попросит меня стать клавишницей! Ага! Щас! Короче я зря трачу время! »
И в этот самый миг, тая от самой себя, она загадала желание «Хочу, что бы моя мечта сбылась» И тут же, заметив свою безмятежную веру, от досады она шлепнула рукой по воде и вскочила на ноги…
Смешные желтые кеды в цветочек промокли, стало холодно, она обняла себя за плечи, как бы это сделал человек, оставшийся без одежды.
До нитки промокшая Кузя забежала в подъезд, и судорожно потряхивая ногами, поднялась пешком на седьмой этаж, несколько раз нетерпеливо позвонила в звонок, дверь мама открыла не сразу, а когда увидела дочку, отшвырнула в сторону журнальчик.
- Да ты же вымокла! - Воскликнула женщина. - Заходи, давай. - Она протянула Кузю за руку.
Девочка, взглянув на мать, спокойно сняла кеды. А потом улыбнулась:
- Дура я, холодно…
- Дура, ещё какая дура. - Посмотрела Елена Петровна на дочку. - Ну, кто ж тебя в такую погоду на улицу гнал то?
Кузя покосилась на кеды, с которых струйкой, по прихожей растекалась грязная вода.
- Ну и… - Только выговорила она и поспешила в комнату.
Мама лишь всплеснула руками, проводила взглядом странноватую, но единственную и любимую дочку, буркнув себе под нос что-то вроде «Ну совсем от рук отбилась» прошла на кухню и распахнула холодильник.
Кузя, тем временем, уже в сухой новой одежде сидела на компьютерном кресле наушниках, сейчас в них играл скримо, который воспринимают не все уши…Кузя слушала абсолютно все, от рока до блэк металла, от которого потом весь день в ушах стоял шум.
Сейчас она не только слушала музыку, она ещё и писала в блокнот очередной стих.
Чувства рано или поздно остывают…
Человека очень скоро оставляют…
Оставляют лишь наедине с собой…
Это не коварство…даже не любовь…
Это вера в счастья безмятежность…
Это вера в то, что чудо есть…
Это все пройдет, когда то, так же как проходит месть…

Ну и стих бредовый получился» - фыркнула, Кузя и вскочила с кресла. Мама позвала на кухню.

Остаток дня Кузька провела у плиты с матерью, изредка выбегав в прихожку к телефону, что бы ответить на звонок. Это была либо Ирка, какие-то другие одноклассники, которые узнавали расписание уроков на завтрашний день.
Но все таки к вечеру бесконечная борьба со сковородками и половниками завершилась, Кузя одержала победу над супом, который постоянно норовил выбраться из маленькой железной кастрюльки, и над ещё какой-то, как Кузя называла «Фигней»…жидкой штуковиной.
И наконец, этот долгожданный вечер.
Мама отправилась на работу. Кузька осталась одна.
Все это время она страстно желала поговорить с Иркой рассказать ей обо всем, поделиться…ведь она её подруга, и вот, сейчас она уселась на мягкий стул рядом с телефоном, расположилась поудобней и поспешно набрала Ирин номер. В трубке сразу послышался знакомый, такой веселый голос.
- Алло.
- Ирка, это Кузя.
- Ну. - Отозвалась Ирка.
- Ир, я тут…послушай, ладно?
- Ну ка ну ка… - Там на другом конце провода Ира плюхнулась на диван и тоже приняла удобное положение. - Валяй.
Кузька рассказал все, Ира пыталась что-то вставить в рассказ Кузи, но все напрасно, только когда девушка закончила:
- Так что вот, Ириш, саму себя аж жалко. Лучше просто никому и никогда полностью не доверять, потом последствия… хм…мягко говоря, неприятные.
- Дааа… - Недовольно протянула девушка. - Подруга, а тебе ещё не надоели эти нытики готовские…
Кузя не поняла.
- Ты о чем?
- О песнях их…н-да… ты слышала, кто там у них текстульки пишет…наш Максим? Деградант этот? Слинял в левый класс…ну практически… - Ирка усмехнулась. - Блин, грузит всех своими проблемами, и жалостливыми песенками…короче скучнявый готический рок…Блин! лучше бы разбавили это всё ска, по жизни то они вроде весельчаки, вот бы и добавили немного ска, позитива, а нет же, грузит и грузит всех своими проблемками, как будто своих мало.
Кузя все это слушала с горячим возмущением, но воздержалась от того что бы вдруг не накричать на подругу, она предпочла пребывать в таком же спокойствии, в котором находилась утром, когда увидела Диму с Мун
- Ир, он не грузит, а делится своими переживаниями…ну и что в этом плохого? - Кузя вздохнула.
- Ну и пусть не плохо. Ладно, пусть нормально. - Смирилась Ирка. - Ну а чего ты собственно опять-то грустить из-за них начала?
- Я б сама себе на это хотела ответить…блин, ну вот просто больно почему-то и все, и фиг чё могу поделать вот так вот. А хотелось б что бы все как в сказке…эх… - Кузя прыснула от смеха.
А вот Ирка наоборот посерьезнела.
- А ты что Кузь думала, ты как раз таки не в сказку попала…
- До до… - Перебила её уже неизвестно от чего веселая Кузька. - А куда же в комикс? Типа, вот говорят каждая жизнь это книга, у некоторых роман, у других детектив, а я вот смотрю, а у меня комикс? Так что ли? - Кузя расхохоталась и погладила Тёмку, большого серого кота который терся об её ноги.
- Нет, детка, ты вляпалась в жизнь! - Сказала Ирка веселым голосом, долго быть серьезной она не умела…
Отойдя от истерического смеха, Кузя, тяжело дыша выговорила.
- Ладно, Ир, до завтра.
- А. Ну пока, ты не грусти там, а то превратишься в соленый огурец или водяную дамбу как Макс.
- Ирка, ты опять? - недовольно произнесла Кузя, настроение которой почему то за несколько секунд куда то пропало…
- Ну…прости а чего ты его защищаешь то?
- Я никого не защищаю.
Эту фразу Кузя произнесла уже не в телефонную трубку, а на ухо Тёмке, которого она посадила на колени. Кот замурлыкал, а потом, облизнувшись вскочил и улегся на подстилку.
Кузя медленно прошла в комнату и села на кровать, пошарив рукой под подушкой она обнаружила что дневник лежит там. «Ну и отлично»
Она схватила со стола ручку и открыла дневничок.
Дневником ей служила обычная общая тетрадка излепленая перекрашенными физиономиями рок-музыкантов…
Она делала тут записи так часто, что сейчас отмечая дату, она обнаружила что пишет на предпоследней страничке…
«Ну привет, мой надежный хранитель секретов…я выговорилась обо всем Ирке, и тебя сегодня разочарую…Ну в конце концов не одной же мне терпеть это отвратительное чувство похожее на боль…хм…скажу даже так, не мне ж одно терпеть боль разочарования…Во загнула! Ну ладно. Блин дневник…каждый вечер я остаюсь тут одна, в своей маленько комнате, на мониторе куча открытых окон, легкий беспорядок, плакаты…пахнет апельсином, моя комната - это мой маленький мир, тут в моменты радости я могу прыгать и кричать, когда грустно, больно я плачу. Я плачу, а в аське пишу всем что все порядке. Оно так и есть. Все в порядке там…но не здесь…
Иногда мне кажется, что тут можно поверить, что чудо бывает, и что оно случится с тобой, тут в я ярком мире разбросанных ленточек, плакатах, в воздухе, который так пахнет апельсином в волне любимой музыки появляется надежда. Да, тут конечно нет мрачных цветов, зато они есть там. За пределами моего маленького мира. И когда выходишь туда, смотришь кругом и кажется что надежда пропадает, а на самом деле она просто прячется от злых лиц. Но так ли это все? Эти лица мне уже не кажутся злыми, я даже привыкла, чем то мне нравится мир людей, хоть он и полон неприятных неожиданностей, подводов…Но ведь это лучше чем наслаждаться запахом апельсина и целый день сидеть в контакте, завязывать бантики из ленточек и любоваться яркой люстрой, только и делать что слушать музыку и писать стихи при ярком свете - это сказка…это так классно, но нельзя привыкать жить там, ведь я попала не в сказку, я вляпалась в жизнь, в самую настоящую, жизнь. Жестокую, добрую, агрессивную, иногда приносящую бесконечную радость, иногда боль. Но ведь это и есть жизнь…и все её ощущения…весь спектр эмоций! (Блин! Вот загнула…пипец!) Да…что о в этом есть»
Под конец рука Кузи уже онемела, и еле двигалась. Закончив писать, девушка лениво потянулась и улеглась под теплый плед.

Она ещё долго переворачивалась с бока на бок, а потом вдруг приподнялась, протерла глаза, Кузька никак не могла уснуть…и поняла, что ей мешало…точней вот так, отсутствие этого не давало Кузе заснуть.
Всё время, перед сном, когда душе было больно, она говорила вслух.
«Завтра будет новый день, завтра захочется жить».
Кузя заснула.
А проснулась она на полу…зазвенел настырный будильник, девушка подскочила, и, отряхнувшись, стала собирать портфель. А точнее маленький черный рюкзачок с Губкой Бобом…
Она вышла из подъезда и позвонила Ире, предупредила, что уже выходит. Кузька шла через осенний парк. Там на одной из многочисленных скамеек сидела Мунлис. Она листала, какую то громадную черную книжку с серебряным крестом на обложке, при виде Кузи она сразу отвлеклась от своего занятия и перевела взгляд на Кузьку, та успела заметить, что в глазах Мунлис теперь уже не насмешливость над порывами Кузи играть в группе, а самая настоящая жгучая ненависть.

Советуем прочитать еще публикации по теме:

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Rambler's Top100